Столько небылиц было сказано о Гавриле Принципе, человеке, убившем эрцгерцога Франца Фердинанда. Одной из них воспользовалась Австро-Венгрия, чтобы объявить войну Сербии в 1914 году. Tim Butcher | Опубликовано в History Today Volume 64 Issue 7 July 2014Не тот человек: Фердинанд Бер арестован после убийства Франца Фердинанда. Национальный музей Боснии и Герцеговины

Можно смело заявлять, что в мире нет убийцы, который оказал на мировую историю большее влияние, чем Гаврило Принцип — террорист, который спровоцировал Первую мировую войну, застрелив эрцгерцога Франца Фердинанда в Сараево 28 июня 1914 года. Стоит также отметить, что нет в мире другого убийцы, чья бы история так же сильно искажалась, как история Принципа.

Вот что рассказывают нам историки в преддверии столетней годовщины войны: Принцип вскочил на подножку лимузина эрцгерцога, чтобы выстрелить; жена эрцгерцога умерла в перестрелке, будучи беременной; всё случилось в их свадебную годовщину; у машины не было задней передачи, и исправить ошибку водителя уже не получалось, чем и воспользовался террорист; в пару метнули гранату, но эрцгерцог храбро поймал снаряд и небрежно отбросил его в сторону; Принцип остановился в кафе за углом, съел последний бутерброд, затем вышел, чтобы выстрелить. На снимке, полученном из исторического архива Сараево 28 июня 2014 года, изображен эрцгерцог Франц ФердинандВсе эти детали нисколько не соответствуют правде, чрезмерно приукрашены, полны ерунды, как и другие факты, опубликованные за последние сто лет. Возможно, Наполеон был прав, когда заметил, что история — ложь, в которую все верят. Самой вопиющей ошибкой является знаменитая фотография, на которой изображено, как Принципа схватывает австро-венгерская жандармерия через несколько минут после нападения.

Годами фотографией пользовались с превеликим усердием, и грустно видеть, как она иллюстрирует обложку новой кембриджской книги об истории июльского кризиса. Проблема в том, что на снимке не Принцип, а совсем другой человек — Фердинанд Бер, случайный прохожий, которого задержали для допроса. В своем письме, датированном 1935 годом, и которое стоило бы прочитать администрации Википедии, он удивляется, как человека более 6 футов ростом и крепкого телосложения можно спутать с куда более худым и низким Принципом.Открытка с изображением эрцгерцога Франца Фердинанда и его жены за несколько минут до убийства. (Wikimedia Commons)
Справедливо бы сказать, что Принцип, сын крестьянина из отдалённой Герцеговины, родился во времена, когда Босния-Герцеговина была пограничной частью Австро-Венгерской империи, и его личность — не самый лёгкий предмет истории, на котором нужно заострять внимание. Тим Батчер (автор оригинала — прим. переводчика) провёл три года, изучая историю Принципа, и обнаружил, что сложно установить даже его дату рождения. Церковные власти бедной деревушки Облай, где родился Принцип, в приходских книгах пишут, что он появился на свет 13 июля 1894 года. Они, как и семья Принципа, были православными христианами и писали кириллицей, что делало их, выражаясь языком современных этнических ярлыков, боснийскими сербами. В других записях, теперь уже городских властей, которым было куда удобнее пользоваться латинским алфавитом габсбургских оккупантов, отмечено 13 июня. Любой человек, незнакомый с кириллицей, легко может спутать июнь и июль.

Разница не имела особого значения вплоть до убийства. Арестованного в течение нескольких секунд Принципа могли приговорить к смертной казни по австро-венгерскому законодательству, только если ему было больше 20 лет. Если он родился в июле, ему бы грозил только тюремный срок. Если же в начале июня, то повешение. Все юридические процедуры изучили с помощью лучших правовых экспертов. В обшарпанном досье, хранящемся в Национальном архиве в Сараево, был найден клочок бумаги c карандашными расчетами и переводом дат с юлианского календаря, который часто использовался местными сербами и отставал на две недели от западного, григорианского.

Габсбургские прокуроры хотели убедиться, что обвиняемый не сможет избежать смертной казни, если в день стрельбы он действительно был старше 20 лет. В конце концов суд решил принять за дату рождения 13 июля 1894, и Принципа посадили в тюрьму на 20 лет. Он скончался от туберкулеза суставов и костей в апреле 1918 года, всего лишь за несколько месяцев до завершения войны, которая началась из-за его действий.Австрийский эрцгерцог Франц Фердинанд и его жена Софи едут в открытой карете в СараевоПросматривая архивы в Вене, Сараево, Белграде и Стамбуле, каждую деталь о Принципе нужно рассматривать с осторожностью. Батчер сумел отыскать факты, незамеченные другими: граффити, которые Принцип оставил в 1909 году, его фамилию в Австро-Венгерской переписи 1910 года и, что самое важное, школьный табель. Это позволило Батчеру составить убедительную картину революционера. Он не был упрямцем, а подробно обдумывал свой медленный и последовательный переход к радикальным действиям. Отчёты описывают его как умного, образованного и дисциплинированного человека, который сбился с пути и попал к революционерам.

Самым важным историческим открытием являлось отсутствие у Вены каких-либо доказательств, что Принцип был сербским агентом. Под этим предлогом, в 1914 году Австро-Венгрия объявила войну своему маленькому, надоедливому соседу. Это был ключевой стратегический акт, который привел великие державы к четырехлетней бойне в окопах, и раздул локальное покушение на Балканах в мировой конфликт.

Тем не менее, в исторических документах не сохранилось надёжных оснований для оправдания венских притязаний. Несколько месяцев Принцип провёл в Белграде, столице Сербии, где и встретился с экстремистами-националистам, которые помогли ему с вооружением и доставили его обратно в Сараево. Однако это отнюдь не означает, что экстремисты пользовались поддержкой сербского правительства или действовали с его одобрения, если правительство вообще знало и них.

Нападение Вены на Сербию было таким же оправданным, как объявление Великобританией войны Ирландии в ответ на убийство Луи Маунтбэттена в 1979 году ирландскими националистами. Самые красноречивые доказательства из записей показывают, что Принцип был не сербским, а славянским националистом, который стремился освободить всех местных жителей — южных славян — из-под австрийской оккупации, будь они хоть хорватами, мусульманами, словенцами или сербами.

Такое важное отличие целиком подрывает австрийскую позицию о том, что нападение на Белград было оправданным ответным ударом на сербский заговор с целью убить эрцгерцога. Тем не менее, как и в случае с ложной фотографией ареста, историки часто высказывали бездоказательные заявления о том, что Принцип предстаёт агентом Белграда.

Уилфред Оуэн в своей поэме назвал патриотическое выражение dulce et decorum est pro patria mori (с лат. — «сладка и прекрасна за родину смерть») «старой ложью». Куда большая неправда спровоцировала Первую мировую войну. Неправда, которой смогли воспользоваться венские власти, чтобы исказить информацию об убийстве в Сараево и роль самого неверно понятого убийцы в истории.

Tim Butcher is the author of The Trigger: Hunting the Assassin who Brought the World to War, published by Chatto & Windus.

[1] Гораций: Умереть за свою страну — красиво и приятно.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.