Короткие няшные фики, производства имени меня, времен 12-13 года.



ЗасыпайВ Понивилль пришла ночь. Уставшие за день поняши, немного полюбовавшись на красоту творения ночной Принцессы, ложатся спать. Но не все из них могут уснуть спокойным сном…
Рейнбоу Дэш ворочается на облаке: быть «как бы старшей сестрой» — большая ответственность. Не то, чтобы она боялась не справиться. Вовсе нет! Но для этого придется прилагать немало усилий.
А еще поступление в академию вондерболтов. И там тоже придется выкладываться по полной. Нет, конечно, она справится! Ибо кто еще, если не она — лучшая летунья Понивилля?
Вроде бы такие незначительны, но все же назойливые мысли проносились в голове радужной поняши, мешая заснуть.
Вблизи облака, облюбованного Рейнбоу, пролетела темная, даже на фоне ночного неба, фигура.
Но поняшка ее уже не заметила — на нее снизошел глубокий и ровный сон.

Вечно веселая розовая поняша тоже не может уснуть в эту ночь. Вдоволь навеселившись сама и, что самое для нее главное, развеселив почти всех своих друзей, она снова задумалась о своей жизни. В ней было только веселье, но разве это нормально? Не следует ли ей стать серьезнее?
Додумать грустные мысли Пинки не удалось — сон пришел раньше.
А над «Сахарным уголком» скользнула тень оттенка лунной ночи.

В библиотеке, давно уже ставшей родным домом, пыталась уснуть Твайлайт.
Ей не дают покоя мысли о предстоящем переходе на «иной уровень», о котором говорили Принцессы. Сможет ли она постигнуть его? А оставаться на нем? И главное, сможет ли она, будучи более сильным, а значит, и более занятым магом, регулярно видеться с подругами и приглядывать за Спайком?
Тревожные мысли единорожки отступили перед глубоким сном.
Недалеко от дерева-библиотеки промелькнула грациозная тень.

В бутике Карусель не может уснуть Рэрити. Ворочаясь в своей роскошной, украшенной по последней моде, палате, она вспоминает ужасы недавнего похода.
Нет, конечно, проводить время с сестрой — это довольно весело, но в следующий раз надо выбирать для этого более цивилизованные места.
А ведь скоро — показ мод, и надо сшить к нему хотя бы шесть, но самых-самых модных платьев. Ну, или убедить публику, что ее платья — самые модные из всех модных платьев.
Эти мысли и тревога за результат будущего показа упорно не давали заснуть моднице. Но сон справился и с ними.
Над бутиком показалась летящая тень.

Флаттершай, пытается уснуть в своей кроватке. Но вредный сон, как назло, не приходил к уставшей за день пони.
А ведь завтра предстоит дел не меньше, а то и больше: покормить животных, проследить, чтобы они не обижали друг друга. И самое главное — ухаживать за Энжелом. Этот неугомонный кролик повредил лапу и теперь некоторое время не сможет ходить сам.
Пролетевшая рядом с домиком Флаттершай темная фигура осталась никем незамеченной. А сама пегасочка погрузилась в крепкий сон.

В своем доме на яблочной ферме ворочается в кровати ЭпплДжек. Мысли ее приземлены, однако не менее важны, чем иные «высокие» рассуждения.
Скоро урожай вольт-яблок, и чтобы вовремя собрать их, всей семье придется постараться. Это, конечно, принесет им немало денег, но, как всегда, измотает всех до последней невозможности. И, вроде бы, Эпплы с детства привыкли к
труду, но подобные мысли возникали каждый год, лишая ЭпплДжек сна.
Но в этом году трудолюбивая поняша все же умудрилась заснуть.
А над фермой пронеслась темно-синяя тень.

Рассвет в Понивилле (как и в любом другом городе Эквестрии) — незабываемое зрелище. Селестия специально не торопится с поднятием солнца, давая подданным насладиться каждой минутой рассвета, чуть пригасив яркое сияние светила.
Выспавшиеся пони отправляются по своим делам, нет-нет, да и поглядывая на величественное и прекрасное зрелище.
Первой из шестерки поняш, маявшихся накануне бессонницей, просыпается Рейнбоу Дэш. Вволю позевав, умывшись прохладной водой из облака, и уже собравшись делать зарядку, радужногривая спортсменка вдруг вспоминает вчерашние мысли. И, улыбнувшись, принимает твердое решение:
— У Скуталу будет лучшая старшая сестра, а я буду лучшей летуньей во всей Эквестрии. Каких бы усилий мне это не стоило.
Хорошо выспавшаяся Дэш ощущала такой прилив сил, что, казалось, могла облететь всю Эквестрию, делая радужные удары каждые десять секунд.

Позевывая в копытце, Пинки собиралась идти завтракать, но вечерние сомнения одолели ее с новой силой. Немного подумав, Пинки широко улыбнулась:
— И пусть даже я ненормальная. Зато мои друзья счастливы, а это делает счастливой и меня. А раз все счастливы, зачем мне нормальность?
И поняша радостно поскакала к столу. Крепкий сон иногда помогает решить множество проблем.

Твайлайт сонно потянула носом — с кухни доносился восхитительный аромат свежих блинчиков — Спайк в очередной раз доказал, что он не зря с гордостью носит звание помощника номер один.
Пережевывая очередной блинчик, Твайлайт вспомнила о вчерашних мыслях. И с легкой душой отмела все сомненья:
— Принцесса не будет делать то, что разлучит меня с подругами. А если я буду с ними — новый уровень обучения покажется ерундой. В конце то концов, вместе мы не раз спасали Эквестрию.
И как я раньше об этом не подумала? Наверное, выспавшись, я смогла размышлять более здраво.

Проснувшись, Рэрити сразу вспомнила о предстоящем показе мод. А так же о том, что сегодня приезжает Свитти Бель. Тревоги, мешавшие ей уснуть, ожили с новой силой. Но сон помог и модной единорожке:
— Раз я не хочу проводить время с сестрой по уши в грязи или в лесу, то следует мне самой предложить ей место и время, когда мы сможем отдохнуть и пообщаться, как культурные леди.
А платья можно сделать той чудесной темно-синей расцветки, что приснилась мне ночью. Не все, конечно, но это уже детали…

Проснулась Флаттершай с идеей, навеянной сном. Она, конечно, не очень нравилась пегасочке, но могла дать возможность успевать везде и тратить меньше сил, что в данный момент было просто необходимо. В конце концов, Флатти приняла решение:
— Зверушек у меня много, а я — одна. Если каждая из них сделает мааленькую часть моей работы, то у меня будет больше времени и сил для ухода за Энжелом.

Выспавшись, ЭпплДжек только усмехнулась вечерним мыслям:
— Всегда справлялись и в этом году справимся. Главное — не лениться.

Принцесса Луна ворочалась в беспокойном сне. Она могла дарить (и часто дарила) подданным спокойный сон. Но кто сможет подарить спокойный сон одинокой Принцессе?

Дверь в комнату Луны тихонько открылась. Селестия, почуяв беспокойство сестры, зашла проведать ее.
Рог солнечной Принцессы засветился тусклым, как бы приглушенным, светом.
Укрыв Луну сползшим одеялом, Селестия улыбнулась и тихонько сказала:
— Спи, Луняша. Лунных тебе снов.




Ты полетишь!Твайлайт грустно наблюдала за попытками юной пегаски взлететь. Та, в очередной раз потерпела неудачу.
«Кажется, с ней что-то не так. А о пегасах я знаю не так много. Надо бы сказать Дэш, чтобы она пригляделась к Скуталу.» — таки мысли блуждали в голове ученицы Селестии.
— Как думаешь, с ней все в порядке? – спросила единорожка радужногривую пегаску, кивнув на пронесшуюся мимо них Скуталу.
— Не знаю. Крылья, вроде, развиты. У Флаттершай, например, в ее возрасте они были гораздо слабее. И она летала. Медленно и не далеко, но летала. А Скуталу, имея гораздо более развитые крылья, не может даже взлететь.
— Может, попробуешь позаниматься с ней? — предложила Твайлайт.
Сначала Рейнбоу Дэш хотела отказаться – слишком мало нее времени: тренировки, работа, да и почитать хочется, не говоря уж о том, чтоб вздремнуть иногда. Но потом она устыдилась своих мыслей: у маленькой пегаски серьезные проблемы, а она, Элемент Верности, со своей ленью нянчится. А последние сомнения отбила мысль: «А если я была бы такой?». Ужас, охвативший Дэши при этой мысли, заставил ее поежиться.
— Конечно! Пегасы должны летать! Для этого им и даны крылья. – И более не раздумывая радужная пони отправилась на поиски Скуталу.
Скуталу нашлась рядом со штабом Метконосцев.
— Привет, мелкая. Насколько я знаю, ты не можешь научиться летать. – сказала Дэш.
— Да. – печально ответила пегаска. – Как не пыталась – не взлетаю. И, вроде, крылья в порядке, а все равно не летаю. Я – ненужный пегас.
— Ненужных пони не бывает. Мы все нужны. А летать ты будешь, или я — не Рейнбоу Дэш. – не смотря на свое стремление быть «круче», бесчувственной Дэши не была.
И начались недели тренировок. Не столько физических, сколько психологических. Ибо сила пегаса не в крыльях, а в душе. И пусть психолог из радужногривой пегаски не очень, но существенно повлиять на Скуталу могла только она. Дэш учила Скуталу быть «круче», смелее… вернее.
Ежедневные тренировки выматывали не только Скуталу, но и ее Дэш, не принося результатов. В итоге, они обе приняли решение отдохнуть от них пару дней.

В один из своих выходных Скуталу вместе с другими метконосцами в поисках меток забрались на строящееся здание. Свити Бель и ЭпплБлум в очередной раз затеяли спор. Скуталу не вмешивалась — Дэш учила ее, что спорить надо только в том случае, если есть веские аргументы. В противном случае, — говорила она, — есть шанс спор проиграть.
Вдруг Свити, споткнувшись, полетела вниз. Скуталу, не раздумывая, прыгнула за ней. Крылья пегаски работали в полную силу, этого было недостаточно. Вдруг какая-то непонятная сила подхватила пегаску. Не раздумывая, она ускорила падение, и подхватила единорожку. С таким грузом лететь, едва научившись, естественно, невозможно. Но замедлить их со Свити падение Скуталу удалось. Приземление вышло довольно жестким, но Метконосцам не привыкать.
— Жива? – спросила Скуталу подругу.
— Да. Благодаря тебе. И я рада, что ты все-таки летаешь.
— Да… Летаю… — задумчиво проговорила пегаска. Постепенно шок от произошедшего прошел, до Скуталу дошел смысл слов и она воскликнула. – Да! Летаю! Надо обрадовать Дэш.
— А ты знаешь, где она? – спросила спустившаяся к ним ЭпплБлум.
— Нет. Но я думаю, стоит заглянуть в Сладкий Уголок. Заодно и отпразднуем. Думаю, Пинки Устроит вечеринку по этому поводу.
И жеребята отправились в кондитерскую.
— Привет, жеребята. Чего это вы сегодня такие веселые? Не то, чтобы я любила, когда кто то грустит, вовсе нет, просто вы должны поделиться своей радостью.
— Здравствуй, Пинки. Скуталу полетела!
— Я даже знаю, как это произошло: Свити упала откуда-то, а Скуталу бросилась ее спасать.
— Пинки-чуство? – спросили сразу три удивленных голоса.
— Нет, просто автор банальщину пишет. – произнесла пони- Ладно, не заморачивайтесь, айда веселиться. Дэш скоро будет, она обещала заглянуть, а остальных я позову.


Сестрринское единствобукаф ниочиньСестринское единство.
Начало. Более тысячи лет назад.
— Тия, поиграй со мной.
— Отстань Луна, я занята. О подданных надо заботиться. У пегасов соревнования летунов, грифоний посол просит аудиенции, а в Филлидельфии опять параспрайты. Так что сегодня никак. Позже, может быть.
— Ты каждый раз так говоришь. – обиженно произнесла маленькая принцесса. – Ладно, я понимаю, благополучие подданных важнее.
— Я рада, что ты поняла. Из тебя вырастет хорошая принцесса.

Подобные диалоги между Сестрами стали почти традицией. Луна уже и не надеялась на то, что Селестия согласится с ней поиграть, а спрашивала, скорее, для того, чтоб просто лишний раз поговорить с сестрой.

Шло время. Луна взрослела, Селестия не старела. Все меньшую привязанность Луна испытывала к сестре, все большее ее огорчали подданные. Когда-то она пыталась пожаловаться Селестии на подданных, но та только отмахнулась – в Эквестрии снова не все спокойно: алмазные псы потеряли страх, из Вечнодикого леса до сих пор не вернулся отряд исследователей, а какой-то наглый дракон разлегся рядом с Кэнтерлотом и теперь его максимально гуманно (иначе Тиранестией обзываться начнут, а падение престижа правителя – прямой урон государству) следует выдворить подальше, пока все не задымил. Где уж тут обращать внимания на подростковые капризы сестры?
Наконец злоба на подданных и отчаяние, от непонимания сестры достигли предела — юная принцесса Луна превратилась в злобную Найтмер Мун.
И все равно, даже когда Селестия отправляла ее на луну, в голове Принцессы Ночи проскакивала мысль: «Она все же обратила на меня внимание». Найтмер прогоняла эту мысль, уверяя себя, что Селестия ей не нужна, но мысль раз за разом возвращалась, внося разнообразия в полные отчаяния и зависти помыслы Повелительницы Тьмы.
Селестия была в отчаянии. Ей пришлось заточить собственную сестру на луну. Конечно, она оставила ей шанс вернуться. Но звезды примут нужное положение еще не скоро. А пока придется забыть про грусть и работать. В Эквестрии еще столько проблем, и ей, Селестии, раскисать никак нельзя.

Тысячу лет спустя.
Найтмер вернулась. Кипя злобой, она устроила «Вечную ночь». И даже не заметила, что Селестия не сопротивлялась, когда луна не уступила дорогу солнцу. Селестия чувствовала себя виноватой перед сестрой, ведь если бы она уделяла ей больше времени, то они бы разобрались в ситуации и не допустили такого. Хотя и бездействовать принцесса не собиралась: Твайлайт с остальными элементами должны были силой собственной дружбы развеять злобу Найтмер, а уж Селестия сделает все, чтобы ее сестра больше не превращалась в чудовище.
Через некоторое время после примирения Сестер.
— Тия, привет.
Селестия была погружена в чтение очередного письма от Твайлайт и не отвечала. Спустя минуту, когда Луна уже собиралась уходить, Селестия произнесла:
— В Понивилле сегодня День Сестринского единства. Праздник слегка «грязноватый», но я думаю, тебе понравится. Надеюсь, не против того, чтоб мы приняли в нем участие.
— Это было бы здорово! Вот только что скажут подданные на это?
— Да ничего. За тысячу лет пони очень изменились. Из их памяти исчезли почте все привычки «дикой эры». Так что, думаю, они поймут.



Это один из моих лучших фиков, но он может вызывать срачи. <img src="«i.piccy.info/i7/1e8239f7f79e1711e4c82e43e7e5fa52/1-5-9036/25717506/rai_240.jpg» title="" align="" />
Человек умирал в подворотне, истекая кровью, проткнутый ножом пьяного гопника. В его голове промелькнула мысль: «В Эквестрии такого не случилось бы.»
Глаза человека закрылись. Ему виделась чудная сказка, о которой он мечтал последние несколько лет: Вот Кантерлот, гордая и прекрасная принцесса Селестия в окружении подданых. Теперь Понивиль, промелькнула радужная молния- Дэши как всегда торопится по делам; внизу, в парке на скамейке Твай читает книгу; рядом резвится Пинки Пай; чуть дальше идет по тропинке застенчивая Флаттершай; вдалеке виднеется работающая у себя на ферме ЭпплДжек, а на другом конце города через окна довольно большого магазина одежды видна занятая работой Рэрити.
Картинки проносились перед глазами, одна сменяла другую. Мир, показываемый умирающему был идеален. Вдруг он заметил нечто, что заставим его взгляд остановиться. Приглядевшись, он заметил в толпе резвящихся пони до боли знакомую фигуру — таким представлял своего ОС его друг-брони, попавший под машину год назад. Приглядевшись лучше, умирающий увидел, что и кьютимарка была точно такой же, какую выбрал себе его погибший друг.

И тут до умирающего дошло: этот мир — рай для брони. Они попадают сюда после смерти. Поэтому он и видит его. Вот только достоин ли он? Вспомнились тысячи слов, которыми он описывал похоть своих любимцев, их страдания, их ненависть.

Как сможет посмотреть в глаза Селестии он, гордо именоваший себя служителем Молестии? Не стыдно ли будет перед Пинки, Твай, Дэш, Флаттершай, Рэрити, ЭпплДжек и другими пони ему, в чьих рассказах они умирали и убивали, насиловали друг друга и просто предавались похоти? Вспомнился погибший друг. А ведь он был истиным брони, светлым. Он верил в дружбомагию и просто смотрел мультик, читал светлые фанфики и жалел, что их очень мало. Ему не нравилось увлечение ныне умирающего «тьмой», но «светлый» продолжал дружить с ним. И вот, он получил свое, попал в мир своей мечты и теперь заслуженно отдыхает. А умирающему это только предстоит. Вот только он не чувствует, что достоин ступить своими грязными «копытами» на чистую траву Эквестрии.
«Нет. Мне нет здесь места. Я все испоганю, не смогу спокойно жить. Если это рай, то я хочу в ад.»-хоть умирающий и был «темным», но все таки брони. Он не мог допустить даже возможности разрушения Эквестрии по его вине. Вдруг умирающий услышал голос… Голос Селестии. Она промолвила: «Что ж, ты осознал. Жаль, что поздно. Жаль, что именно так… Я могу дать тебе шанс — ты вернешься к жизни. Но сможешь ли ты измениться -зависит только от тебя.» Рог принцессы засиял ярким светом.

Герой рассказа, уже не умирающий, очнулся в больнице.
— Очнулись, больной? — спросила медсестра — быстро же вы, обычно после клинической смерти дольше в себя приходят. Свет в конце тонеля был?
— Н-нет-чуть заикаясь ответил больной. — Ничего не было — продолжил он уже более твердым голосом. А сам в это время усиленно обдумывал странный сон. Или не сон, а виденье. По жизни он был атеистом, но после такого поневоле задумаешься о принятии «веры в Сестер-Аликорнов».

Спустя несколько недель.

Обдумав все в больнице, безымянный герой рассказа первым делом по возвращению домой включил компьютер.
«Диск D«/папка «пони» с несколькими подпапками. В их числе: «клоп» и «кровь_кишки». Вот эти то папки и удалил новоиспеченный «светлый» брони.
После чего открыл вордовский документ с названием «новый рассказ» и стер полудописаный клопфик. Руки «светлого» сами побежали по клавиатуре. Заголовок нового рассказа тривиален: «Дружба.»
Жанр: Флафф.
Десять тысяч слов. Для фанфиков данного жанра — очень много. Погибший друг «светлого» оценил бы. Он очень жалел, что его любимый жанр так малопопулярен, а рассказы поневоле выходят короткими: только начнешь читать фанфик — он заканчивается.
Мелькнула мысль: «Жаль он этого не прочтет. Но кроме него есть и другие, те, что искренне любят пони, те, что достойны. Те, на кого отныне я буду равняться.»

2 комментария

avatar
keyboard_arrow_up
keyboard_arrow_down
фигня
avatar
keyboard_arrow_up
keyboard_arrow_down
спасибо за каммент. он оч важен для меня.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.