Вступление
В 1918 году на территории бывшей Российской империи возникает множество мелких государств и вооруженных формирований. Уже скоро они охотно начинают выяснять отношения между собой, и, как мы знаем, в победу в этой кровавой бойне одерживают большевики. Хотя их борьбу зачастую и принято рассматривать в рамках гражданской войны в России, важно отметить, что в некоторых регионах революция имела ярко выраженный национальный оттенок. Особенно это проявилось в украинских губерниях, где 17 марта 1917 года, провозглашается Украинская Центральная рада (УЦР). Большинство в ней составили социалисты. Одновременно начинают формироваться местные органы самоуправления, а между представителями различных украинских партий возникают разногласия: должна ли Украина вернуться в новое российское государство как составная часть федерации, или же провозгласить независимость? Дискуссия по этому вопросу продолжается вплоть до принятия IV Универсала, согласно которому Украинская Народная Республика стала независимым государством и начала устанавливать международные отношения, в особенности с представителями Тройственного союза.Своей собственной персонойВпрочем, читателя статья заинтересует тем, что в одну из важнейших вех украинской истории к власти пришел генерал-лейтенант русской императорской армии, представитель старинного казацкого рода — гетман Павел Петрович Скоропадский (1873 — 1945)! Именно о столь необычной личности и строении ним государства пойдет речь.

Ранняя жизнь
Родился творец будущей Украинской державы 16 мая 1873 года, в Висбадене, где его мать отдыхала на курорте. Мать — Мария Скоропадская — происходила из семьи фарфорозаводчика Миклашевского, отец — Петр Скоропадский — был крупным землевладельцем в Полтавской и Черниговской губерниях. Детские годы Павел провел в родовом имении Тростянец Черниговской губернии.

В усадьбе Скоропадских была большая коллекция предметов украинской старины, портретов выдающихся деятелей Войска Запорожского. В быту семья придерживалась украинских традиций.

Скоропадские — один из шляхетных украинских родов, который столетиями оказывал значительное влияние на местную политику и историю, были связаны с другими украинско-казацкими родами: Апостолы, Лизогубы, Миклашевские, Разумовские и т.д. Любой человек, знакомый с украинской историей, сразу вспомнит тех же гетманов Данила Апостола или Кирилла Разумовского. Безусловно, столь хорошее окружение не могло не повлиять на сознание Павла Скоропадского, а генеалогия у него была внушительная, древняя, соответствующая тогдашним требованием аристократического сословия.

Военная карьера, 1917 год и украинизация армии
Как тогда и полагалось дворянам Российской империи, Скоропадский пошёл по пути военнослужащего и построил отличную карьеру. В 1886 году Павел поступил в Пажеский корпус в Санкт-Петербурге и успешно окончил его в 1893 году. Вскоре молодого офицера назначили на службу в Кавалергардский полк, где он временно исполнял обязанности командира эскадрона. Через два года Скоропадский получил назначение на должность полкового адъютанта, а в декабре 1897 года стал поручителем. Продвижению по карьере способствует русско-японская война: Скоропадского назначают адъютантом к командующему силами в войне с Японией Линевичу. За заслуги в боях офицер был награждён орденом Святой Анны III степени с мечами и золотым оружием «За храбрость».Скоропадский Павел Петрович — есаул Забайкальского казачьего войска, 1904 г.В декабре 1905 года император Николай II назначил Скоропадского своим флигель-адъютантом с присвоением звания полковника. В 1910 году Скоропадский стал командиром 20-го драгунского Финляндского полка, сохранив чин флигель-адъютанта. В 1912 году ему было присвоено звание генерал-майора. С началом Первой мировой войны принял участие в походе в Восточную Пруссию. Дальнейшая военная служба проходила удачно, и уже вскоре Скоропадский командовал гвардейской кавалерийской дивизией. Отличился в боях с немцами под Каушеном и Трисвятами.

Получив летом 1916 года чин генерал-лейтенанта, Павел Скоропадский в январе 1917 года принимает командование 34-м армейским корпусом, который располагался на территории Украины. Будучи командиром корпуса, он впервые познакомился с массовым украинским революционным движением. В августе 1917 года по предложению Лавра Корнилова Скоропадский приступил к украинизации своего подразделения, но за процесс взялся с осторожностью. Вот что Скоропадский описывает в своём письме генерал-квартирмейстеру Юго-Западного фронта Раттелю:

«Дорогой Николай Осипович
Извиняюсь за беспокойство, но с приходом в VII армию у меня всё так осложняется, что обойтись без Вас я положительно не могу, поэтому не сердитесь на меня, что отнимаю у Вас время на прочтение этого письма.
У меня к Вам два вопроса:
1) Вчера я был в армии и застал там Главнокомандующего. Генерал Гутор без всякого с моей стороны наведения его на эту мысль сказал мне, что он хочет украинизировать мой корпус и что он предлагает мне энергично за это дело взяться. По этому поводу, между прочим, он уже прислал ко мне члена Исполнительного Комитета Центральной Украинской Рады некоего поручика Скрипчинского, с которым я и говорил по этому поводу.
Лично и генералу Гутору, и поручику Скрипчинскому я говорил, что, конечно, ничего не имею против украинизации, но что для меня важно, если украинизировать, то чтобы действительно была украинизация, т. е. чтобы ко мне пришли люди, которые проникнуты идеей украинства, были бы хорошими бойцами, а не всякая шваль (дезертиры и т. и.), которые, прикрываясь всякими вывесками, думают лишь о том, как бы не попасть под огонь противника — немца. Генерал Гутор сказал мне, чтобы я в этом деле разобрался, и даже была речь о поездке моей в Киев.
Здесь дело вот в чём. Я полагаю, что генерал Гутор, может быть, не совсем ясно для себя представляет дело. Если он понимает украинизацию корпуса как влитие пополнения только из украинцев, то я думаю, из этого кроме взбудоражения корпуса ничего не будет. Украинцы под предводительством каких-нибудь прапорщиков начнут предъявлять всевозможные требования, коренное население корпуса будет этому противиться, несмотря на свою малочисленность, начальство, начиная с начальника дивизии, которое не украинцы, будут поддерживать меньшинство — получится вздор [...]»
Как видно из письма, сам гетман не питал особого интереса к украинизации, но раз процесс уже был запущен, требовалось провести его без ущерба дисциплине и боеспособности. Сам Скоропадский любил свою родину, но поскольку был паном, то никак не мог поддерживать новое украинское движение с левым уклоном. При проведении украинизации ощущалась нехватка профессиональных украинских офицеров, и гетман жаловался, что ему присылали патриотически настроенных, но ничего не знающих солдат. Лишь немногие офицеры были профессионалами с боевым опытом — а такие в условиях войны ценились на вес золота.

В частях Скоропадского сразу же стали возникать разногласия между ново прибывшими украинскими и старыми имперскими офицерами, последние из которых терпеть не могли первых. В своих воспоминаниях Скоропадский высказывает негативное отношение как к неопытным «украинским шовинистам», так и к конфликтным «великорусским элементам», усугублявшим положение военных частей. Позже его дуализм по отношению к украинской и российской культуре ещё раз проявится в 1918 году.

Украинизация 20 дивизий и нескольких десятков запасных полков состоялась по сентябрьскому приказу Керенского и Верховного главнокомандующего Духонина. Такая внезапная перемена в отношении украинского вопроса случилась потому, что в ходе Корниловского мятежа Центральная рада поддержала Временное правительство. Кроме того, украинизация в армии позволяла избавиться от монархистов и ослабить влияние большевиков.

16—17 октября 1917 года, на съезде Вольного казачества в Чигирине пять украинских губерний и Кубань провозглашают Скоропадского атаманом, который уже тогда имел большую популярность как представитель гетманского рода. Впрочем, когда Союз земельных собственников выставил его кандидатом в члены Всероссийского собрания, авторитет Скоропадского среди казачества серьезно упал.

После переворота большевиков в ноябре генерал-лейтенант признал власть Центральной рады М. Грушевского и перешёл в подчинение генерал-полковника Щербачёва. В сентябре 1917 года Скоропадскому было приказано разоружить 2-й гвардейский корпус, солдаты которого во главе с Евгенией Бош поддержали большевиков. Корпус занимался грабежами и сжигал все помещичьи усадьбы на пути к Киеву. Казалось бы, в чём сложность разогнать толпу демобилизованных солдат и дезертиров? А в том, что слухи о рейдах гвардейского корпуса на винокуренные заводы дошли до солдат 1-го украинского корпуса Скоропадского, которые находились в регионе со спиртовым производством! Вот что рассказывает Скоропадский о столь любопытном случае:

«Когда командиры частей доложили мне, что в некоторых частях есть брожение на почве стремления разгромить подобный завод, я, желая предупредить безобразие, приказал выпустить спирт. Делалось это с ведома командующего армией. Но тут-то и началось безобразие: когда спирт выпускался, безразлично куда, в реку ли, в навозную ли кучу, все местное население бросалось с ведрами и умудрялось доставать спирт, но в каком виде! Впрочем, для них это было безразлично.
Ставились караулы, по редкий из них был на высоте положения. Помню, раз, когда мне пришлось самому наблюдать за выпусканием 50000 ведер спирта, я наткнулся на такую картину: от завода была прорыта канава в реку. Желая ночью произвести выпуск так, чтобы не заметили его селяне, команда инженерного полка начала проделывать отверстие в чанах, поставлены были часовые вдоль канавы, начался проток спирта.
Я наблюдал за часовыми. Стоят смирно, никто не шелохнётся. Думаю, хорошо. Поблагодарил их. Через некоторое время прихожу, стоят, но как-то дико уставились глазами в сторону протекающего спирта. Ничего, думаю, стоят — дисциплина есть. Через некоторое время прихожу и вижу: один из часовых стоит, как загипнотизированный, смотря на спирт, вдруг, не далее шагов десяти от меня, с криком «была — не была» подбегает к канаве и прямо так и бросается на нее, начиная жадно пить. Это был сигнал. Весь караул последовал его примеру. Их оттащили и предали суду.
При этом я убеждён в том, что это были хорошие люди, один из них потом мне говорил: «Сам знаю, что нехорошо, но сил нет, глядя, как пропадает такое золото!» Потом уж я отказался от выпуска спирта, а охранял его, но ничего не помогло. Всё население и части были обильно снабжены спиртом, результатом чего пошли грабежи и пожары помещичьих усадеб. Обыкновенно бабы натравляли на поместье солдат, те начинали, а затем уже всё село грабило. Кое-где части не поддавались соблазнам, но в общем усадеб 15 было разгромлено. К счастью, не было убийств. Я считал, что единственным средством для спасения корпуса оставалось елико возможно скорее его вывести на фронт...»
На тот момент Скоропадский ещё не имел чёткой политической позиции и заботился лишь о состоянии своего корпуса. В январе 1918 года большевики заняли Киев, и Скоропадскому чудом удаётся бежать из Киева и избежать репрессий. После прихода немцев генерал создаёт оппозицию Центральной раде — Украинскую народную громаду — и начинает сотрудничать с консервативными силами, чтобы противостоять властям: Украинской демократическо-хлеборобской партией Липинского и Союзом земельных собственников. На волне недовольства социалистами Скоропадский начинает готовить переворот...

Приход к власти
29 апреля 1918 года Скоропадский свергает Украинскую Центральную раду, и на съезде хлеборобов (помещиков и крупных землевладельцев около) его провозгласили гетманом всея Украины. В тот же день Скоропадский публикует «Законы о временном государственном устройстве Украины», согласно которым получает законодательную инициативу, которую Центральная рада отводила Украинскому учредительному собранию.

Успех переворота обеспечила полумиллионная немецко-австрийская армия. Тогда же была опубликована «Грамота ко всему украинскому народу», где гетман заявлял, что «откликнулся на зов трудящихся масс Украинского народа и взял на себя временно всю полноту власти». Согласно этому документу, Центральная Рада и все земельные комитеты подлежали роспуску, министров и их товарищей увольняли с должностей, а рядовым государственным служащим надлежало продолжать работу.

Гетман также сообщал, что вскоре издаст закон о выборах в Украинский Сейм, и обещал «обеспечить населению спокойствие, закон и возможность творческого труда». 3 мая он создает Кабинет министров и поручает его управление Ф. Лизогубу — земскому деятелю и начальнику канцелярии на Кавказе при великом князе Николае Николаевиче.Молебен на киевской Софийской площади после провозглашения Павла Скоропадского гетманом Украины, 1918
Внутреннее устройство Украинской державы
Если УНР и Директорию составляли социалисты и консервативные круги, которые, в ущерб стабильности и созданию армии, занимались социальными реформами и развитием народной идентичности, то Скоропадский своей первоочередной задачей ставил постройку государства и эффективной армии. Расходились они также в земельном вопросе: социалисты занимались национализацией земли, предприятий, провозглашали 8-ми часовой рабочий день и ориентировались на крестьянство, тогда как гетманат наоборот — возвращал частную собственность и поддерживал интересы помещиков.

В соответствии с Законами о временном государственном устройстве Украины...» страна возглавлялась гетманом, который контролировал три ветви власти и сформировал правительство. Он также выступал гарантом порядка до избрания нового представительского органа. Однако, идеи провозгласить монархию всячески отвергались, а сам гетман считал для себя лучшей формой правления военную диктатуру.

В кадровой политике приоритет отдавался земским деятелям и чиновникам царского аппарата. Имели место и кадровые чистки. Полицейскими функциями занималась «державная варта». Законом сохранялись законодательстве акты Российской империи, не отменные правительством Державы.

В экономике была восстановлена стабильная валюта, реформирована налоговая система. Возродилась деятельность железнодорожных станций.

В национальном же вопросе наблюдалась поддержка украинской культуры: открывались многие гимназии; украинский язык, история и география становились обязательными к изучению. В ноябре 1918 г. была создана известная академия наук во главе с В.Вернадским.Гетман Павел Скоропадский и кайзер Вильгельм II во время визита в Берлин в сентябре 1918 года
Международные отношения
Скоропадский продолжил политику УЦР на укрепление связей с Центральными державами. Министром был назначен Д. Дорошенко. Здесь удалось достичь значительных успехов. Так, были созданы консульства в двадцати двух странах, с двенадцатью государствами были установлены дипломатические связи. Очевидно, что первоочередной задачей гетманское правительство выбрало сближение со своим патроном — Германией.

Правда, экономический договор, подписанный в сентябре, поставил страну в еще большую зависимость от Центральных держав.
В украинской истории бытует мнение, что Скоропадский если и не является марионеткой германо-австрийских войск, то всячески старался помочь Центральным державам.

Но так кажется лишь на первый взгляд. «Воспоминания» свидетельствуют, что гетман политически ориентировался не на Центральные державы, а наоборот — неоднократно выражал симпатии к Антанте. Он не верил в победу Империи, а сам союз для него был лишь временной гарантией стабильности в государстве. Кроме того, процесс ареста немцами Центральной рады и переворот Скоропадского происходили отдельно. Выходило, будто они распустили Раду в связи с провозглашением гетманата.

Важным событием гетманской дипломатии стало подписание прелиминарного договора с Советской Россией о признании независимости Украинской державы. Впрочем, общего языка найти украинской и российской делегациям не удалось, и последняя 3 ноября 1918 г. покидает Киев.

Правительство активно вело политику по включению в состав Украины этнических земель России (часть Курской и Воронежской губерний), Польши (Подляшье и Холмщина), и Румынии (Южная Бессарабия). Предпринимались даже попытки путём переговоров включить Крым и Кубань, оказавшиеся провальными из-за короткого правления Скоропадского.

Взгляды и мнения Скоропадского
Скоропадский, как военный офицер и руководитель государства, сформировал свое особое отношение к своим союзникам и недругам.

В отличии от большинства дворян Российской империи, гетман был воспитан в украинской культуре и почитал ее. Он резко не соглашался с другими аристократами “великороссами” о том, что никаких украинцев нету, и не понимал среди знатных кругов ненависть к украинству. Скоропадский верил в возможное сосуществование двух культур и в их свободное развитие. С одной стороны, он почитал русский язык, верил в великое будущее России на новых началах, и надеялся, что все ее составные имели бы одинаковые права, в противовес украинцам-самостийникам.В компании П. Гинденбурга и Э. ЛюдендорфаС другой стороны, Скоропадский крайне отрицательно относился и к представителям российской интеллигенции и знати. Он не мог согласиться, что украинцев выдумали для ослабления России или же их совсем не существует, и наводил убедительные аргументы обратного. В “Воспоминаниях” он неоднократно порицает перешедших к нему российских генералов за упрямство и глупость, связанную с этническим вопросом. В русской среде представления о гетмане были туманны: правые круги считали его монархистом, а либералы наоборот — демократом.

Украинских социалистов он считал неопытными и самоуверенными, отрицательно относился к идее распределения земли. Однако не питал к ним ненависти, пусть и был разочарован в их политике. Особое отношение он проявляет к Симону Петлюре. Скоропадский называет его слабым, но хвалит за неподкупность и стремление. А вот к лидеру Директории Винниченко отношение его было совсем отрицательное, впрочем, как и у большинства тогдашних политиков. Он даже звал социалистов в правительство, но те отказались.

Интересно то, что Скоропадский лично был знаком с Савинковым, который тогда был комиссаром Временного правительства в 7-й армии. Вместе им пришлось подавлять мятежные настроения среди двух полков 104-й дивизии.

Неудачная попытка в федерацию и побег
После поражения Центральных держав в Первой мировой войне, Украинской державе оставалось жить недолго. Гетман начал искать пути к сохранению власти и налаживанию союза с Антантой. 14 ноября 1918 года, через несколько дней после Компьенского перемирия, он подписал «Грамоту» — по которой будет отстаивать «давнее могущество и силу Всероссийской державы», и призвал к строительству Всероссийской федерации как первого шага к воссозданию Великой России. Манифест означал полный провал всех усилий украинского национального движения и был воспринят среди большинства населения очень негативно. От гетмана окончательно отвернулись военные и интеллигенция, развернулось сильное антигетманское восстание во главе с Петлюрой. Битва под Мотовиловкой 18 ноября стала последней значимой попыткой сопротивления. Чтобы избежать дальнейших жертв, 14 декабря 1918 г. Скоропадский подписывает свое отречение и бежит из Киева. К власти приходит социалистическая Директория, но тут начинается совсем иной период украинской истории.Гетман Павел Скоропадский с премьер-министром Лизогубом и офицерами. В центре адъютант А. Сахно-Устинович. Киев, 1918
Причины провала Украинской державы
Падение режима гетмана П. Скоропадского в условиях жесточайшей войны на территории бывшей Российской Империи было обусловлено следующими причинами:

1)Поражение Германии в Первой мировой войне лишило гетманскую государство опоры и гаранта стабильности;
2)Зависимость Украинского государства от австро-германских войск;
3)Отсутствие дееспособной регулярной украинской армии, которую планировалось создать лишь к весне 19-го года, реставрация старых порядков и возрождение архаичных форм организации общественной жизни;
4)Узкая социальная база (буржуазия, помещики, зажиточные крестьяне)
5)Подчинение социально-экономической политики интересам господствующих слоев и оккупационных властей;
6)Нарастания социального напряжения и формирования организационной оппозиции;
7)Попытка найти опору среди белогвардейцев (грамота П.Скоропадского об отказе от украинской государственности и вступление в всероссийской федерации народов от 14 ноября 1918)

Как видно, Украинская держава, несмотря на свои благие намерения и успехи, не смогла справиться с задачами военного времени, удовлетворить большинство слоев населения и была разгромлена под давлением всяческих оппозиционных кругов.

Деятельность Скоропадского в эмиграции
После отречения, гетман перебирается вместе с семьей в городок Ванзее, рядом с Берлином. Именно в эмиграции Скоропадский все больше и больше склоняется в сторону украинства, и уже не так активно поддерживает идею федерации, пусть и до конца жизни открыто своим принципам не изменял. Там же он сходится с представителями хлебороско-монархического движения — В. Липинским и Сергеем Шеметом, и возглавляет Украинской союз хлеборобов-государственников. Скоропадский возвращается к активной политической деятельности, но из-за определенных разногласий с Липинским единый “Союз” раскалывается. Шемет же останется личным секретарем бывшего гетмана. Благодаря усилиям Скоропадского удалось найти сторонников движения в Америке, Канаде, Франции, и даже в Китае. Елена Отт-Скоропадская, описывает своего отца как активного и трудолюбивого человека, который постоянно проводил встречи с представителями самых разных профессий и национальностей. В детстве ей часто приходилось слышать разговоры отца о временах Гетманата, во время которых звучали и фамилии известных украинских деятелей. Одна из них ей настолько понравилась, что она назвала ею своего плюшевого мишку: Петлюра. Мама была от этого несколько в шоке, попросив переименовать игрушку в Петрушку.Нагрудная звезда Ордена Красного Орла, врученного Павлу Скоропадскому во время посещения Германии 1918 года.В 1926 году гетман-беженец создает Украинский научный институт при Берлинском университете, целью которого было распространение среди немцев ведомостей об украинцах и их истории. Впрочем, институт не сумел пережить Вторую мировую и был разрушен в 1945 году.

До самого конца своей жизни он поддерживал крепкие связи с Вильгельмом Гренером, который в апреле 1918 ставил условия для поддержания Империей переворота. Еще в те времена он сложил хорошее мнение о Гренере и Эйгхорне, а первый до конца жизни оставался оставался другом семьи Скоропадских.

После прихода Гитлера Скоропадскому приходилось пользоваться своим авторитетом и любыми связями, чтобы сберечь существование гетманского движения и не дать развалиться украинской диаспоре в Берлине. Хоть ему и довелось “поддерживать” нацизм, он активно отстаивал интересы украинцев, и выступал против оккупации в 1939 году Карпатской Украины. В отличие от эмигрантских кругов, не верил и в восстановление нацистами украинской государственности. Из целей безопасности отправляет своего сына Данила, продолжателя его дела, в Англию. Незадолго до окончания Второй мировой войны, 16 апреля 1945 года, он был смертельно ранен в результате бомбардировки авиацией союзников станции Платлинг, рядом с Мюнхеном. Скончался Павел Скоропадский 26 апреля 1945 года в монастырской больнице. Похоронен в г. Обердорфе в семейном склепе.Граффити с портретом Скоропадского Павла Петровича в Киеве по адресу ул. Старовокзальная 12, 2018 г.
Завершение
Если читатель все же дочитал до конца эту статью-биографию, то автор искренне извиняется за столь внушительный объем. Об этой личности и его деятельности мне хотелось рассказать как можно больше, поскольку всю политическую карьеру Скоропадского во время войны можно описать как “попытку усидеть на двух стульях”. Несмотря на свой патриотизм, он таки не смог сдружиться с большинством проукраинских сил из-за своих профедеративных взглядов. Как консерватор-аристократ, не имел он поддержки и среди российского дворянства, и резко критиковал их шовинизм. До конца жизни Скоропадский не прекращал борьбу за лучшее для своей родины, пусть нам и сложно судить о его достижениях.

Источники:
1. Солдатенко В. Ф. Рада Міністрів Української Держави // Енциклопедія
історії України: у 10 т. / редкол.: В. А. Смолій (голова) та ін.; Інститут історії України НАН України. К.: Наукова думка, 2012.: Т. 9: Прил. С. 94.
2. Закони про тимчасовий державний устрій України.
3. Скоропадський, Павло. Спогади. Кінець 1917 – грудень 1918 / гол. ред. Ярослав Пеленський. Київ–Філадельфія: Інститут української археографії та джерелознавства ім. М. С. Грушевського НАН України; Інститут східноєвропейських досліджень НАН України; Східноєвропейський дослідний інститут ім. В. Липинського, 1995. 493 с.

1 комментарий

avatar
keyboard_arrow_up
keyboard_arrow_down
  • mageytash
  • Кайзер-Брони Фандома
А вот я представляю вам статьеписный магнум опус — статья про гетмана Украины Павла Скоропадского. Вообще, это первый раз, когда я не перевожу статьи, а пишу сам.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.