18.06.2016

Прежде чем продолжить свой рассказ о прохождении перевала Тюте, я позволю себе немного отвлечься от описаний природы, походного быта, впечатлений от прожитых километров и поговорить о «принцессочности» и принцессах в целом. И, если с принцессами всё более-менее понятно, то о «принцессочности» мало что известно! Оно и понятно, ведь не каждый день услышишь в выпуске новостей: «Гражданин П, находясь в стадии крайней принцессочности…», — разумеется, вы этого не услышите, ведь «принцессочность» — явление довольно редкое и проявляется далеко не всегда и не везде, причём вовсе не обязательно для этого быть настоящей титулованной принцессой, достаточно просто быть в нужном месте и в нужное время, и, независимо от пола, расы и вероисповеданья вы сполна прочувствуете всю суть этого необычайного феномена…




Всё началось ясным утром на стоянке под кодовым названием «Джипперс-Крипперс» у реки Тюте. Здесь многие автомобилисты либо спешиваются, либо разворачиваются, оставив всякую надежду побывать в Актру. Непроходимый брод играет роль естественного фильтра, отшелушивая праздных зевак подальше от настоящих гор. Лишь немногие смельчаки отваживаются проехать здесь на специально подготовленных машинах, на глазах у грустных владельцев стоковых авто.
Как обычно, звездой программы стал Резидент. Зная о поджидавших нас трудностях, он решил освежиться в бодрящих водах и пошёл нырять в Тюте. Стоит отметить, что глубина реки здесь небольшая, но Резиденту это не мешало, он ложился ничком на каменистое дно, а затем резко выныривал, и, подобно йети ревел, колотя себя кулаками в грудь. Это зрелище повторилось несколько раз, прежде чем хоть кто-то из нас вышел из ступора и попросил проделать этот выпад на бис, для видеоархива. Автомобилисты же тем временем продолжали старательно баламутить воду вниз по течению, не имея возможности воочию узреть алтайского йети. Хотя, тем лучше для них, в особенности – для душевного равновесия!



Горел костёр, потрескивал горящий хворост, невольно пробуждая недавние воспоминания о пирожках «Дяди Блёвы» и погибшей вместе с ними цивилизации, едва зародившийся жизни, сгинувшей в пламени костра… Эти пирожки, породившие странную жизнь в рюкзаке у Гоблина, ушли в небытие, остались в прошлом, давая понять, что нужно двигаться вперёд, преодолевать новые километры, коих на сегодняшний день немного. Нам всего-то нужно подняться из Курайской степи в альплагерь Актру и устроить там днёвку. От заветной цели нас отделяют каких-то тринадцать километров, расстояние крошечное по сравнению с дневными переходами по Чуйскому тракту, но на его преодоление у нас уйдёт целый день – день непрерывного подъёма. И, если вчера мы распрощались с асфальтом, то сегодня мы распрощаемся с большими расстояниями, вот только переходы от этого не станут легче!
Итак, наш путь продолжается, догадываясь о предстоящих трудностях, не задерживаемся, покидаем лагерь и гордо преодолеваем брод на глазах у утопающих автомобилистов. А вот Резидент в этот раз схватил эстафетную палочку, да-да всё той же треклятой «прокольной эстафеты», теперь чинится, но ждать его не нужно, он дорогу и так помнит по операции «Купол».
Брод оказался неглубоким, я преодолел его без особого труда, при этом не пожалел о том, что до сих пор не переоделся в берцы. В сандалиях идти было проще и комфортней, заодно и ноги помыл.


Отчаянье...





Первое время мне ещё удавалось ехать, дорога казалась пологой, но чем дальше, тем трудней крутились педали, пришлось спешиться и просто катить велосипед вверх навстречу моей маленькой пони из головы, она как обычно улетала вперёд и поджидала, когда я до неё доберусь. Следом за мной в степи плыли две маленькие точки, двигались они плавно, размеренно, иногда и вовсе замирая на месте – это были Гоблин и Тан Яла, им этот подъём давался нелегко, это ощущалось буквально на расстоянии, но помочь не было возможности, каждый должен был тащить свой велосипед сам, до самого Актру.
Поняша как только меня не подгоняла, желая скорее показать долину Актру, чтобы ненароком не «проспойлерить» поход, настолько её переполняли эмоции, которые так трудно было сдерживать, но я всё же остановился для кратковременного отдыха и фотосъёмки, мы покидали Курайскую степь, и очень хотелось этого взгляда назад перед предстоящим подъёмом. Да, именно подъёмом, самым настоящим! Тогда, фотографируя изнурённого и даже слегка раздражённого Гоблина, я и подумать не мог что же ждёт впереди… Нет, я конечно же догадывался, особенно глядя на хитрую мордашку поняши, явно что-то таившую от меня.











Подождав Гоба с Тан Ялой, мы почти собрались воедино, вторая часть группы двигалась впереди, был визуальный и радио контакт, но вместе мы так и не собрались. Дорога проходила по пологому плато, поросшему по краям деревьями, здесь мы с поняшей встретили двух лошадей, вышли они буквально из ниоткуда. Лошадки приветственно покачали головами, расспросили нас о государственном устройстве Эквестрии и, попрощавшись, ускакали прочь в лесок. Я же снимал их на видео для истории и воспоминаний о новых друзьях. Уже не первый раз встречаем лошадей за этот поход, и, пожалуй, эти мимолётные встречи гораздо поучительней и познавательней недельного конного похода. Каждая такая встреча приносят удивительный опыт и новые знания, да и просто приятно обмолвиться словечком-другим с хорошими лошадьми!



Лошадки скрылись из виду, а вместе с ними и остальная группа. Казалось, дойдя до леса, мы с поняшей устроим привал, но вышло всё иначе. Когда мы дошли до опушки, моему взору представился крутой подъём вверх. Да какой там подъём – это буквально взлёт по разбитой множеством тяжёлых грузовиков каменистой дороге! В эфире раздавались предупреждения об идущих на спуск машинах и эпизодические случайные включения, оно и понятно, идти очень тяжело и за микрофонами уже никто не следит, отсюда и случайные выходы в эфир. А поняша… поняша смотрела заговорщически, если не с издёвкой на всё происходящее, теперь то мне стало ясно, что будет впереди и как пройдёт наш день, который был ещё в самом разгаре!









Толкать гружёный велосипед вверх было тяжело, но останавливаться и отдыхать было ещё тяжелее, за это время, он скатывался вниз под тяжестью рюкзака, даже невзирая на заблокированные тормоза, колёса просто скользили по камням и раскатанному грунту. Получалось как в той известной песенке: «Шаг вперёд и два назад…», — но нам-то надо вперёд, вот и пришлось собрать в кучу все свои силы и преодолевать трудности.
Взобравшись на пик у какой-то турбазы, мы расставили велосипеды вдоль дороги, чтобы не загромождать проезд и устроили подтяжную, а то группа стала уж чересчур растягиваться, так и потеряться недолго. А на привале совсем уж расслабляться нельзя, пользуясь возможностью нужно фотографировать, и как же без фоток нашей горячо любимой Солнечной Принцессы? Без неё никак, а среди гор и волшебного солнца она красива как никогда! Кстати, кроме шуток, нам очень повезло с погодой, если бы не солнечный день, я даже не представляю, как бы мы шли. Всё же сухая земля и камни куда лучше, чем грязное месиво, скользящее вниз. Так что нам есть, за что возносить почести Принцессе Селестии!























А на привале, меня посетили первые мысли о «принцессочности», поняша само собой всё понимала и подшучивала над этим.
Но, наш путь продолжается, и, весело скатившись по дороге, мы оказываемся у переправы через Большой Актру. На первый взгляд это добротный деревянный мост, по которому без труда может проехать как велосипед, так и машина и мотоцикл, но есть у этой переправы кое-какая загвоздка. Увлёкшись фото и видеосъёмкой окрестностей, я лишь краем глаза заметил, что на другом конце переправы началась какая-то возня. Включив камеру, я твёрдой походкой пошёл по брёвнам, едва ли не чеканя шаг и, меня поджидал большой сюрприз! Моя поняша едва сдерживалась от смеха, но ей-то проще в некоторых моментах – у неё крылья есть, а вот у нас нет, хотя они оказали бы неоценимую помощь в преодолении разрушенного участка моста. Для машин здесь проблем нет: все, кто умеют ездить (а другие сюда не доезжают) преодолевают реку через брод и не заезжают на поломанную переправу, поэтому её никто не чинит, это ещё один своеобразный природный фильтр на пути нежелательных личностей, которым здесь, по-сути, не место. Мы хоть и не автомобилисты, но тоже пошли на штурм реки вброд, других вариантов всё равно не было. Переправа в итоге потребовала много сил и, забросившись на другой берег, все уселись на камни, чтобы перекусить и восстановить силы перед очередным рывком — новым витком подъёма и ускользающими горизонтами.
Мимо нашей компании взад и вперёд сновали пешие туристы и ревели моторами мощные грузовики, привозя и увозя очередных альпинистов, а мы отрешились от всей этой суеты, жадно поглощая продукты, припасённые на перекус. И, Резидент продолжал своё выступление, нет, на сей раз ничего необычного – просто алтайская русалочка.
Внезапно нам на глаза попался экстравагантный мужчинка в шортиках, маечке и… селфи-палочкой. В дальнейшем мы его так и будем называть: «мужчинка с селфи-палочкой». Этот персонаж с высокой долей презрения посмотрел на нас, потом на наши велосипеды и, решив с умничать спросил: « Ну что? Приехали?», — но мы ничего не ответили, продолжив перекус. А моя поняша даже недовольно фыркнула, так то!


























Алтайская русалочка

Время шло, все более-менее очухались, даже какая-то лень набежала, поэтому задерживаться не стали, переупаковали рюкзаки, кому нужно, и вгрызлись в подъём. Здесь вновь прятались от грузовиков, толкали велосипеды, которые, казалось, становились тяжелей с каждым шагом. Только ошибаться здесь нельзя, с одной стороны открывается великолепный, захватывающий дух вид на реку Актру, шумящую где-то далеко внизу под обрывом, а с другой скальники, поросшие лесом, прятаться почти негде, но приходится. В этой нелёгкой борьбе очень помогает радиосвязь, всегда можно предупредить других участников группы и услышать предупреждения остальных.
Вниз спускался тот самый мужчинка с селфи-палочкой, его недоумевающий взгляд так и просил язвительного комментария, но на него просто не хватило воздуха, хотя и так было ясно, что один лишь вид велосипедистов на этой дороге шокировал мужчинку, он явно не ожидал такого поворота судьбы. А ведь он не имел ни малейшего представления о наших дальнейших планах, что весьма неплохо для его психики, а то вид у него какой-то уж больно «ушибленный» от одного взгляда на нас!
В один прекрасный момент я услышал сигнал низкого заряда батарей, прозвучал он в самый неподходящий момент, но ничего не оставалось, кроме как лезть в рюкзак за резервными и менять. Ведь без рации на этой дороге никак нельзя, причём замена батарей тот ещё экстрим, не свалиться с обрыва, удерживая скатывающийся вниз велосипед – это магия! Несколько батарей оказались разряженными, видимо у них проявился большой саморазряд, но узнал о нём я только здесь – на подъёме! Пока менял аккумулятор изругался, как только мог, но в эфир вернулся и продолжил подъём.
В динамике раздался голос Резидента. На подъёме он встретил машину «Урал» с туристами в которой с очередной группой ехала Юля – общая знакомая Беркута и Резидента всё по тому же проекту «Купол». В том походе они совершенно случайно встретились на Зелёной гостинице в домике гляциологов, укрываясь от непогоды. В этот раз их снова свёл случай, который весомо помог нашей группе. В машине были свободные места и по дружбе, Юля вполне могла взять на борт нескольких участников, но никто не поехал, зато отдали им рюкзаки Беркута и Резидента, чтобы было легче идти. Мой рюкзак тоже хотели забрать, но я отказался, посчитав, что это будет слишком уж легко и такая халява может плохо аукнуться в горах, да и силы ещё были, хоть я всё чаще упоминал о растущем роге и причастности к плеяде эквестрийских принцесс. Ещё хотели забрать рюкзаки у Гоблина и Тан Ялы, но они двигались слишком медленно, нас не могли столько ждать…
Распрощавшись с Юлей, вручили ей рацию и договорились встретиться уже в самом альплагере Актру, они поехали дальше штурмовать горную дорогу, ну и мы тоже продолжили свой путь. Ещё несколько рывков и долина Актру перед нами, где-то вдали, за лесом скрываются симпатичные домики для туристов, но по долине тоже надо суметь пройти. Здесь, как и в Курайской степи та же проблема – множество накатанных колей, но какая из них куда приведёт: неизвестно до последнего, но помимо прочего здесь река и множество рукавов взрезают каменный плёс, местами делая его непроходимым, приходится внимательно выбирать дорогу. Здесь свою роковую роль сыграл Беркут, отдав свой рюкзак в машину, он лихо поехал по тропе вдоль берега, скрываясь среди деревьев. При этом посоветовав мне последовать его примеру, и я сдуру последовал… Для гружёного велосипеда эта тропа оказалась непроходимой: ехать не получалось, грунт был слишком рыхлым, а идти с велосипедом не позволяли габариты. В итоге с забористым матом, я ломанулся обратно на плёс, но тотчас провалился в одну из проток, не рассчитав её глубину, благо подоспел Резидент, вместе мы вытащили велосипед из стремнины, почти его не утопив. После этого я решил с плёса никуда не сворачивать, а тупо следовать вверх по течению реки, разбираясь в хитром лабиринте проток. Наконец, когда уже стали сгущаться сумерки, я вышел на накатанную колею. Эта дорога уходила в глубину долины, где за деревьями вился гостеприимный дымок, и кипела жизнь альплагеря. И тут меня стало накрывать, поняша аж цокнула копытцами от изумления и улетела дожидаться меня в альплагерь, чтобы хоть немного отдохнуть от моих причитаний и рассказов о том, «какая я принцесса». Рядом шёл Сталкер, он тоже ушёл в небытие, сегодня все сильно устали, но хуже всего было Гоблину и Тан Яле, они были только в самом начале плёса и двигались слишком медленно.











Оказавшись в Актру, я даже как-то растерялся: здесь был целый город, много добротных двухэтажных домиков, своя столовая, магазин и электростанция. Это настоящее автономное поселение, скрытое в горах. И, здесь никто не отменял подъёмы, пока добрался до Беркута и Резидента, пришлось изрядно потрудиться, сжигая последние силы.
Лёжа на крыльце одного из домов, я рассказывал сидевшему рядом Сталкеру о своей «принцессочности», о золотых накопытниках, расшитом золотом платьице, сверкающем роге и больших, сильных крыльях. Он же в свою очередь тихо сидел рядом, не говоря ни слова, и не имея понятия, куда же от меня деваться и что делать. Рядом стояла моя поняша, довольная и как всегда весёлая: ей этот подъём дался гораздо легче, и у неё ещё хватало сил на веселье, а истории «принцессы» забавляли её.
Но не всем из нас было суждено отдохнуть, ощутимо темнело, и Резидент поспешил вниз на помощь Гоблину и Тан Яле, которых до сих пор не было видно.
Встав лагерем рядом с группой Юли, мы остановились здесь до утра. На следующий день нам предстояло перебросить лагерь выше к морене, ведь установка палаток здесь платная, да и проводить предстоящую днёвку в людном месте не очень хотелось.
Что же проект «Легенда» вполне оправдывал своё название, собрав всех легендарных личностей в одном месте у тёплого костра, накормив всех вкусным борщом и напоив чаем.





Следующим утром…

Говорят – выход есть всегда, да не всегда его легко найти. Из палатки я выбирался долго и мучительно, но всё же выход нашёл. Перед глазами ещё мелькали обрывки прошедшего дня: камни, подъём, снующие грузовички, платье, накопытники, королевский замок и рог. Похоже, мне довелось побывать пони-принцессой, а ведь «принцессочность» не возникает на ровном месте, что, собственно говоря, вполне логично: мы в горах и ровных мест здесь исчезающе мало. В хмуром и помятом настроении, я осмотрел окрестности, не в силах понять: как я здесь очутился. Казалось, что я ещё сплю и вот-вот проснусь, но окружающий мир оказался вполне осязаемой объективной реальностью: мы и в самом деле были в альплагере Актру.





Маленькая пони из моей головы бодро спикировала ко мне, едва не сбив с ног: «Ну что, принцесса?! Как спалось? Ах, простите, совсем забылась… теперь к Вам только – ваше высочество обращаться?», — пегаска глумилась надо мной как могла, и внезапно, у неё получилось меня расшевелить, сон наконец-то отступил, появилась какая-то ясность мышления.
Тем временем, пока мы приходили в себя, в лагере у наших благодетелей тоже пробуждалась жизнь. После вчерашних посиделок и песен под гитару, ребята не спешили покидать тепло палаток и спальников, но девушки, ответственные за кухню готовили еду и заодно пригласили нас к столу. Хм… вот, казалось бы, где здесь Резидент может себя проявить? А он проявил!
Сегодня у нас первая днёвка. Единственная задача – это перенос лагеря за пределы горного центра Актру и разведка подъёма на Зелёную Гостиницу.
Юлина группа тоже готовилась к восхождению, но перед этим нужно хорошенько позавтракать, а для готовки нужен огонь, и, соответственно, дрова. Вот тут-то туристы узрели настоящую алтайскую достопримечательность – Резидента. Имевшиеся в бивуаке дрова нужно было пилить, но это не для Резидента, он их ломал на глазах у офигевшей Афелии, занятой готовкой.
Заготовленные брёвна с размаху бились о камни, разлетаясь множеством щепок, длинные лесины втыкались в щель между камнями под кедром и с хрустом сдавались под напором Резидента. Что тут скажешь, эти подвиги не ускользнули от объектива видеокамеры и, потом их отправили Афелии, в память о нашей группе.

— Что это за человек? — спросила Афелия.
— А он не человек! — буднично ответил Беркут.


Резидент и дрова

Мышцы болели после вчерашнего, идти было тяжело, но необходимо. Нехотя мы свернули палатки, ещё раз поблагодарили группу Юли и пошли к морене под кров кедров.
Сегодня мы отдыхаем, но это вовсе не означает, что праздно сидим на одном месте. За этот день нужно решить целый ряд задач: подняться на морену, осмотреть тропы на курум, заодно прогуляться к водопаду, пофотографировать, подготовить велосипеды к предстоящему подъёму и зарядить все возможные аккумуляторы от «Радуги».

Развернув лагерь на новом месте, мы сделали себе некое подобие трекинговых палок из подручных материалов и выдвинулись к морене. Уже с первых метров этого небольшого подъёма стало ясно, что же нас ждёт, именно об этом молчала пегасонька, готовя для меня большой сюрприз, и, надо сказать, у неё это вполне получилось. Натоптанная каменистая тропа вела к подъёму на курум. Начиная с этого момента велосипеды больше не везут ни нас, ни наши вещи, теперь всё нужно нести исключительно на себе, но я не переживал, ведь курум не выглядит отвесной стеной, на него вполне можно подняться по набитым тропкам, по которым ходят сотни и тысячи скалолазов. А уже на верху, за большим столовым камнем он станет пологим, и мы легко доберёмся до Зелёной Гостиницы, ну, скорее всего, без существенных затруднений, наверное… Послушав рассказы Беркута о куруме, я пошёл к водопаду фотографировать фигурки поняш, закончив это действо, я пошёл обратно в лагерь, где ребята уже вовсю занимались подготовкой велосипедов к предстоящему подъёму.

































Завтра мы поднимаемся двумя группами: одна забрасывает лагерь и малую кухню на Зелёную Гостиницу, вторая поднимает туда только свои велосипеды, спускается и, следующим утром поднимает оставшуюся часть имущества на ЗГ, устраивая следующую днёвку перед прохождением перевала Тюте.

***

Полог ночи укрыл долину Актру. Краски померкли, звуки стихли, оставив нас с поняшей наедине с тёмной звёздной синевой и генератором ПЗУ-5М. Давно пора спать, только вот нужно зарядить ещё один аккумулятор для «Моторолы», ибо перспектива остаться без связи на куруме нисколько не радовала, и я устроился на скамейке с радужным энергокомплектом, настойчиво вращая рукоятку генератора навстречу предстоящему подъёму, и на потеху моей маленькой пони.
В задумчивости я крутил ручку, нарушая ночную тишину монотонным жужжанием, изредка разбавляемую поняшкиными подколками, но я старался не обращать на них никакого внимания, устремляя всё новые и новые потоки электронов в батарею. Так продолжалось около часа, зарядное устройство всё ещё светилось красным, вовсе не собираясь переключаться хотя бы на мигающий зелёный. Я ловил себя на мысли, что заряд АКБ – довольно скучное занятие, по крайней мере, поняша была с эти абсолютно согласна. Так слово за слово, она чуть было не проговорилась о трудностях подъёма на курум, едва не нарушив наш договор о «спойлерах», в трудной ситуации на помощь моей пегасоньке пришла Лу, утащив её куда-то на морену. Там кобылки бродили размеренным шагом, тихонько о чём-то шушукаясь. Иногда Лу подлетала ко мне, хихикала, в основном её забавляли трёхфазные генераторы, она считала их чем-то архаичным и бесполезным, но не объясняла: почему именно, лишь улетала к поняше, с большим трудом сдерживаясь от смеха.
Где-то в горах над долиной Актру вспыхивали яркие вспышки, похожие на шаровые молнии, они с каждым разом становились ближе, а затем вдруг отдалялись. Так повторялось до тех пор, пока я, наконец уже, не зарядил аккумулятор – долгожданный зелёный огонёк замаячил посреди алтайской ночи, возвещая окончание заряда. Жужжание стихло, разговор Лу с поняшей вышел на передний план, завершившись звонким смехом Ночной принцессы и улыбкой моей поняши, спускавшейся с морены.
Наши удивлённые соседи из Хабаровского края больше не беспокоились от жужжания генератора и всей этой ночной движухи, теперь ночь по настоящему наступила, готовя нас к предстоящим испытаниям; завтра, вернее уже сегодня нас ждёт подъём по куруму на Зелёную Гостиницу, а пока – спать!

P.S. Поняша мне так до сих пор и не поведала, о чём же она так вдохновенно разговаривала с Луняшей.

P.P.S. Пожалуй, начинаются самые интересные дни похода!

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.