Белая штуковина

28.07.2016

В который раз горы благоволят нам. На небе лишь редкие облака в глубине пронзительной лазури. Уже несколько дней подряд такая погодка держится. Несказанное везенье, а это значит, что не стоит затягивать с выходом, лучше раньше выйти и потом раньше встать на ночлег. Вчера мы оставили позади Тюте и его грозные переправы, начав подъём вдоль Кызылярыка. Пожалуй, это было для всех нас непростым испытанием, с которым наша команда отлично справилась, но это лишь один из этапов нашего пути, сегодня предстоит продолжить подъём. Весь день будем подниматься. Завтра нам нужно быть в Бельтире, а это немалые усилия.
Утро на стоянке начинается с уже привычных походных дел — приготовления пищи, уничтожения мусора и сбора палаток. После этих нехитрых действий, мы продолжили путь по причудливой ленте горной тропы, оставлявшей Кызылярык где-то далеко внизу. Что характерно – подъём был довольно пологим, резких взлётов, которые порядком нас изнуряли в долине Тюте — не было. А ещё здесь как-то обошлось без курумов, не то что бы было как-то легко, это всё же горы, но в сравнении с предыдущими днями стало гораздо легче, словно из тисков вырвались! Но шли не спеша, стараясь равномерно распределять силы, чтобы не стать к вечеру принцессочками в платьицах, часто останавливались, любовались завораживающими видами. При этом у меня даже нашлось время на ставшее уже привычным фотографирование пони.









А пока мы трапезничали подножным кормом, у Беркута неожиданно зазвонил телефон; так странно выглядели эти отзвуки цивилизации в этих уединённых местах, что удивительно: сигнал как-то долетел сюда… На работе по странному стечению обстоятельств потребовалась помощь Беркута, и им очень повезло, что до него удалось дозвониться.













Потом мы пришли в долину. Местность здесь холмистая, всё тот же пологий подъём продолжался, мы придерживались проторенной тропы, частично отмеченной на электронной карте. Судя по всему тропа должна привести к перевалу, за которым начнётся нормальная, накатанная автомобилями дорога до самого Бельтира.



В пути всё чаще делали непродолжительные остановки, переводили дух и двигались дальше. Холмистые луга разворачивались куда-то вдаль, раз за разом отодвигая горизонт. Лишь однажды долину прорезал узкий и глубокий каньон, где бурлил Кызылярык. Пришлось уже в который раз снимать рюкзак, переносить его, а следом перекатывать велосипед. Преодолев это препятствие, остановились на перекус, чтобы набраться сил перед очередным рывком.





Мне очень хотелось знать: что же таится за очередным поворотом, когда же начнётся дорога, и это желание было сильней усталости, я выбрался вперёд и продолжал упорно толкать свой велосипед, приближаясь к заветной цели. В пути я информировал остальную группу об обстановке на тропе по рации. Больше всего мы все беспокоились за Гоблина и Тан Ялу, они двигались совсем уж медленно, перед каждым следующим холмиком они замирали, становясь крохотными недвижимыми точками. А дело шло к вечеру, и высота продолжала расти.
Тропа петляла вдоль ветвистых проток ручья. Хоть эти протоки были неглубоки, тем не менее, они таили в себе опасность, мокрые камни так и норовили поймать незадачливых путников. Так они подловили Беркута, здесь он вышел вперёд и внезапно упал, переходя протоку, получив при этом очень сильный удар. Я уже думал, что Беркут сломал ногу, и мы понесём его до самого Бельтира. В подсознании возникали страшные образы, мысленным взором я пытался отыскать деревья для изготовления носилок, но деревьев здесь не было, только трава, да чпараль устилали эту суровую долину. Только добравшись до Беркута, я смог прогнать страшные видения, всё обошлось, перелома не было, но вот ушиб оказался серьёзный, а может это Алтай так быстро вылечил перелом, а может это такая сверхбыстрая эволюция – сейчас уже сложно сказать, но главное, что мы могли идти дальше.
Вечер стремительно приближался, смеркалось. Объективно нужно было заботиться о стоянке, но места здесь были не самые пригодные, хотелось найти стоянку с дровами, да и перейти уже через перевал. Так случилось, что из всей группы я шёл быстрее всех, хоть уже очень сильно устал. Подъём продолжался, благо конные тропы позволяли катить велосипед, не перетаскивая его через завалы. Время от времени я передавал сведения об окружающей обстановке остальной группе. Тропы ветвились, следов становилось больше, помимо лошадиных, появлялись коровьи следы. А на отдалённых склонах через зум видеокамеры я заметил не то коров, не то яков – самое главное, что это однозначно домашние животные на выпасе, а, следовательно, совершенно очевидно, что мы приближаемся к скотоводческой стоянке.
Впереди был перевал, велосипед с каждым шагом становился всё тяжелей, а каждый шажок приближал нас к апогею перевала. Сгустились сумерки, придавая окружающему пейзажу особые, неземные краски и очертания. Я добрался до апогея первым (2613м), следом поднялся Беркут. Здесь было два каменных кургана: один побольше, а другой поменьше. Окинув взором ледяные шапки Южночуйского хребта, я краем глаза заметил белых сущностей вылетающих из кургана. Эти полупрозрачные существа чем- то походили на медуз, но это были не медузы, хотя двигались так же легко, словно совсем ничего не весили. Исчезли они также неожиданно, как и появились. Опомнившись от увиденного, я хотел было оповестить остальных о достижении нами апогея перевала выстрелом из ракетницы, но поняша легонько ткнула меня копытцем, не разрешив мне стрелять в этом таинственном месте. По алтайскому обычаю, я бросил в курган четыре камня, и мы продолжили свой путь. За перевалом действительно начиналось некое подобие дороги, здесь мы сели верхом на своих железных коней и помчались вниз. Ехать было непривычно и убегающие из-под колёс камни так и норовили опрокинуть велосипед, местами приходилось осторожничать, но, не смотря ни на что, мы всё таки ехали.







Следом подтянулись Сталкер и Резидент, только вот Гоблин и Тан Яла сильно отставали, сколько могли, мы их подождали, разве что сгущавшиеся сумерки нас не ждали, поэтому мы продолжили спуск в долину, попутно ища воду. В полумраке даже сухие русла казались реками. У одного такого русла мы остановились, и я пошёл на разведку, было незабываемое чувство другой планеты, другого мира. В небе светила Луна, освещая всё своим таинственным светом, в этом свете камни выглядели совсем уж неземными, может я и правда шагал тогда по Луне, я не знаю. Каждый свой шаг я комментировал по радио, аккуратно перескакивая с одной каменной глыбы на другую, но только я достиг русла реки, до меня донеслось едва различимое журчание где-то в каменной толще; река ушла в камни, чтобы вернуться ранней весной, а моя канистра между тем осталась пустой. Пока мы с поняшей взбирались назад к тропе, меня не покидало ощущение, что за нами смотрит Лу, но в этот раз она почему то не вышла и не стала шутить как она обычно любит, возможно, она посчитала, что с нас достаточно впечатлений на сегодня, но на всякий случай украдкой приглядывала, чтобы с нами всё было хорошо. Поднявшись наверх, посовещавшись, приняли решение спускаться вниз и искать воду уже там. В сумерках виднелись очертания стоянки алтайцев. Где-то там, внизу расположился самый настоящий алтайский аил из плотного белого войлока, в таком жилище местные живут круглый год и имеют возможность быстро разобрать его и в сжатые сроки перебазировать стоянку. Рядом с аилом были устроены загородки, в которых стояли самые настоящие яки! Помимо яков здесь паслись козы, овцы и коровы, при этом часть животных находилась в загонах, а часть не ограничивалась никак, животные спокойно бродили вдоль небольшой горной речки Карасау, а другие стада, судя по всему, паслись далеко в горах.
Почти совсем стемнело, когда мы проходили мимо жилища, из темноты на нашу компанию с удивлением смотрели тёмные силуэты, лиц я не видел, но даже в сгустившейся мгле я чувствовал удивление и даже лёгкую тревогу, вероятнее всего, в эти края не часто забредают странные существа с велосипедами. По крайней мере, так прокомментировала происходящее моя поняша, но я с ней, пожалуй, соглашусь.
Трудности дня остались далеко за перевалом, там мы оставили ещё один день полный забот и сказочных видов, а сейчас в тесном уюте палатки было как никогда хорошо, только не все мы в ней собрались. Гоблин и Тан Яла так и не дошли до стоянки, осторожно продолжая спуск. Мы их с нетерпением ждали, готовили еду на горелках, рации тоже не выключали, ожидая в любой момент скоординировать наших отставших и этот момент настал…

— Беркут, это Гоблин. Как вы спускались вниз к озеру? – оживилась уже давно молчавшая рация.
— Гоблин, это Беркут. Вам нужно двигаться по тропе, никуда не сворачивать, тогда вы выйдете к реке, увидите здесь стоянку алтайцев и неподалёку наши палатки. – Спокойно отвечал Беркут.
— Какая река? Я не вижу здесь никакой реки! Мы стоим сейчас на скале и внизу только озеро, лес и какая-то белая по€бень! – я сжимал в руке микрофон радиостанции и не знал что ответить, в голове роились мысли, хотелось как-то помочь товарищам, но я не знал как. Гоблин словно вещал из другой реальности, описываемая им местность не соответствовала действительности. Спускаясь нашей тропой, он не мог видеть ни озера, ни леса, смущала только «белая по€бень», вероятнее всего он видел белый войлочный аил, но не мог достаточно точно идентифицировать данный объект.

После долгого и непростого разговора, общими усилиями, мы убедили Гоблина держаться тропы и спуститься вниз, в долину. Немалых трудов стоило объяснить, что здесь нет озера, нет леса и не нужно летать, чтобы спуститься вниз, а также тот белый объект – это не по€бень, а жилище алтайцев.
Появившийся в палатке Гоблин выглядел уставшим и озлобленным. Смотрел на всех хмурным взглядом и даже пытался бузить, Тан Яла же наоборот – не разговаривала особо, просто молча ела, но усталость бросалась в глаза, однако Гоблин устал куда больше Тан Ялы. Прошло ещё несколько минут и Гоб отрубился, уснув в весьма причудливой позе, просто взял и отрубился. Тан Яла же наоборот, даже нашла в себе силы потыкать его палочкой, чтобы убедиться, что живой.
Внезапно раздался цокот копыт и мощное лошадиное фырканье, я невольно посмотрел на поняшу, но она тихо сидела рядом с невозмутимым видом. Звук слышался снаружи, вслушиваясь в эти могучие звуки, я будто увидел коня и всадника, хоть и сидел внутри палатки.
Всадник спросил всё ли у нас в порядке, пожелал нам всего хорошего и ускакал дальше в алтайскую ночь. Это был визит вежливости, очень важный для алтайцев элемент гостеприимства. И нам действительно стало как-то тепло и уютно от этого визита, то чувство, что незнакомому всаднику, объезжавшему свои владения, было не всё равно, и он поинтересовался нашим самочувствием. Похоже, наш поход в очередной раз оправдывал своё название, превращая нас в настоящую живую легенду, ведь даже для бывалых скотоводов, круглый год живущих в горах подобно их предкам, мы были чем-то особенным, невероятным, чем то из альтернативной реальности. Нельзя исключать, что так оно и было, особенно здесь, на Алтае, здесь нас окружает множество реальностей, сущностей, событий, присущих только алтайским горам, так что на самом деле – ничего удивительного, а сейчас пора спать! Начавшийся дождик своим умиротворяющим ритмом как раз располагал к хорошему, крепкому сну.

На Бельтир!

29.07.2016

— Фыр! Фыр! — недовольное фырканье вырвало меня из мягких объятий сна.
— Ты чего шумишь? Дай поспать, — пробурчал я, взывая к совести маленькой пегасоньки.
— Фыр! — возмущённо ответила поняша. — Я летать хочу, а на улице дождь!
— Фыр… — угрюмо ответил я. — Вот уж чего, а дождя нам точно не надо…
По тенту стучали неумолимые капли дождя, не пуская никого наружу, неизбежно откладывая наш выход. Казалось, что вчера был грандиозный день, полный невероятных событий, но и сегодня нас ждал неблизкий путь до Бельтира, а там дорога через загадочную Долину Духов и так до Чуйского тракта. Это здесь и сейчас, сидя у компьютера, и набирая текст, кажется простым и понятным — лишь проведи линию на карте, и ты уже в точке назначения. Но в горах это не так, там малейшее перемещение маркера по экрану навигатора чувствуешь каждой клеточкой своего тела, и понимаешь, что всё не так просто как на картинках. Моей поняше тоже не просто, хоть большую часть пути она летает, как оказывается, полёт отнимает не меньше сил, чем ходьба с велосипедом по курумам, разве что выглядит красивей и грациозней. Для лучшего полёта ей нужна разминка, но дождь мешает, тучи слишком густые для одной пони, их не разогнать, остаётся только ждать. И мы ждём, собравшись в одной палатке, снова готовя пищу на горелках, гул которых заглушал шум дождя. Дождь серьёзно нас задерживал, из лога Карасау нам нужно попасть на накатанную грунтовку к Бельтиру, а это только на карте быстро… С другой стороны, мы благодарили этот дождь, благодарили за то, что он пошёл сейчас, сегодня, а не вчера на перевале!
Собирались в темпе — слишком долго пережидали дождь, теперь пора навёрстывать упущенное время! Собрали палатки, погрузили свои пожитки на велосипеды, и отправились на поиски заветной грунтовки. Дорога эта затаилась совсем рядом, если штурмовать склон горы, поднимаясь напрямик из лога, то идти нужно каких-то 500 метров, только вот подниматься вверх никто не хотел, после вчерашних то приключений не мудрено! Во мне ещё теплился вчерашний задор, и я готов был штурмовать склон и всячески ратовал за это, вот только моего рвения никто не разделил, абсолютным большинством голосов решили спускаться вниз по течению реки, выискивая тропу среди камней и мшистых заболотов. Там внизу, двигаясь полутраверсами на восток, мы должны были попасть на грунтовую дорогу, действительно дорогу, а не конную тропу с утоптанными «ступенечками». Пока же наша группа в полном составе то перебиралась через многочисленные ручейки, то смачно чавкала по заболоченным берегам, то вновь упиралась в каменную твердь, заставляя изо всех сил наваливаться на велосипед, чтобы перекатить его через камни. Я то и дело поминал это решение по матушке; что вверх, что вниз — всё равно толкать, а до грунта в итоге дольше идти, да и колёса не хотелось в очередной раз пробить, к этому моменту у нас в группе запасных покрышек уже давно не было, все использовали, а я даже свою старую умудрился укрепить остатками рваной камеры и использовать повторно.
Думаю, эти места ещё не скоро увидят столь необычной картины, и, наверное, видели её впервые; судя по реакции местных — мы уникальны. Даже встреченный алтаец удивился, даже как-то встревожился, не говоря уж о его коне, тот глядя на велосипеды разволновался и стал пыркаться. Значит мы точно первые такие, конь ошибаться не может!



Каждый из нас спускался по-своему, так задумала хитрая река, ручейки вились по всему логу, разделяя нас, но, в конце концов, мы все собрались внизу, поджидая отстающих, заодно изучая карту в поисках дороги к Бельтиру. Судя по всему, там живут люди, так мне сказала моя поняша… Это было так странно, даже противоестественно: с самой Зелёной Гостиницы и до вчерашнего вечера нам не доводилось видеть людей, вокруг нас не было их странной суеты, мы уж совсем отвыкли от «цивила». И, когда мы двинули дальше уже по накатанной грунтовой дороге, сердце слегка защемило, настоящие дикие места остались позади. Ручьи, реки, камни, топи, одинокая стоянка алтайцев — всё это там, за нашими спинами. Остаётся совсем чуть-чуть и наш поход закончится, круг замыкается, только в его начале «цивила» становилось всё меньше, теперь же наоборот, люди будут только прибывать, помчатся навстречу автомобили… Почему-то именно на этой грунтовке я вдруг осознал: как же в действительности ценен каждый миг, проведённый в тайге! И, как же здорово, когда рядом есть понимающая поняша, которая не даст загрустить, ведь поход то ещё не кончился, пыльная грунтовка наматывается на колёса, окрашивая их желтоватым оттенком. Словно в подтверждении её слов, Резидент, уже не помню в который раз — проколол колесо. Да, «цивил» всё ближе, но при этом мы всё ещё в походе и даже твёрдая грунтовка, с преимущественным спуском может таить множество опасностей, а значит — держи ухо востро! Теряться тоже не стоит, нужно держаться вместе, особенно это актуально для Тан Ялы, видимо она уж очень устала за поход, ждём её часто и по долгу, даже Гоблина столько не ждём. Каждый раз зовём её по рации, только она на неё не отвечает, хотя всё прекрасно слышит, такая уж водится за ней привычка…
Пока Резидент ремонтировал колесо, мы выдвинулись вперёд; дорогу к Бельтиру он и без нас хорошо знал, теряться здесь уже негде, так что смело едем. По пути некоторое время встречались небольшие подъёмы, но затем дорога стала выполаживаться, а затем и вовсе полетела на спуск. Эта дорога пролетела для нас незаметно, вскоре мы оказались у крутого каменистого спуска, там, вдали уже виднелись дома, конечно, людей на таком расстоянии не разглядеть, но я задал Беркуту хоть и глупый, но вполне резонный вопрос: «А там что? Люди?». На самом деле в человеческие поселения мне уже с трудом верилось, я отвык от них, они казались мне чем-то нереальным, даже неправильным. Все эти скопления однотипных построек навевали тоску и страх, страх от одной мысли, что где-то там кишат эти странные существа — люди.



Подъехал отремонтировавшийся Резидент, можно стартовать; Беркут по традиции покатился первым, резко набирая скорость, я попробовал поехать следом, но в последний момент понял, что со своими лысыми покрышками либо словлю кубыря, либо прокол и сяду здесь чиниться. Поэтому я самый крутой участок прошёл пешком, и уже чуть ниже взгромоздился на велосипед и покатился по тряской дороге до самого Бельтира, при этом, практически не крутя педали. Было так здорово, так радостно вновь ощутить скорость, лететь рядышком с моей поняшей, а не таскать велосипед.
Весело вкатились в безлюдный Бельтир, оккупируя местный магазин. Этот посёлок действительно бросался в глаза своей безлюдностью и обилием брошенных домов, многие дома представляли собой лишь пустые растрескавшиеся стены с полуразобранными крышами. Из опустевшего здания местной школы деловито вышли коровы, лениво пожёвывая травку, проросшую за долгие годы запустения прямо на полу. Дело в том, что в 2003 году на Алтае прошло сильнейшее землетрясение, в результате которого пострадали многие сёла, были серьёзно повреждены многие участки Чуйского тракта, но сильнее всех пострадал Бельтир. Официально поселение планировалось ликвидировать, поскольку строения получили значительные повреждения и восстанавливать их нецелесообразно, часть жителей расселили по другим сёлам, а часть, у кого дома выстояли под ударом стихии, не захотели покидать родных мест и остались здесь жить. Власти пошли навстречу жителям и в этом опустевшем и слегка «сталкерском» селе есть электричество, телефон и действует магазин.
Кстати о магазине, совершенно внезапно, я обнаружил там товары, будто вернувшиеся из прошлого или же наоборот, застрявшие во времени. Например, на кассе лежали флакончики с одеколоном «Тройной», которые, судя по лежащим возле урны порожним флакончикам, используются явно не по прямому назначению, а в качестве дешёвого алкоголя. А зашедший в магазин Резидент, к своей великой радости увидел на витрине пакетики со своим любимым соком «Зуко», вернее сказать не соком, а сухим концентратом. Вид этих пакетиков пробудил в моей голове блёклые обрывки воспоминаний, когда по телевизору активно рекламировали это сомнительное снадобье, а вот Резидент с большим удовольствием скупил едва ли не все пакетики, вызвав у нас лишь лёгкое недоумение и неописуемый восторг у продавщицы.







Немного перекусив прямо на крылечке магазина, и дождавшись отставших, мы поехали прочь в сторону Ортолыка, через одно из удивительнейших мест Горного Алтая — Долину Духов. На удивление Беркута, дорогу заасфальтировали, ехали легко и комфортно, наслаждаясь ускользающими горизонтами, душистыми прериями и невероятно мощной и спокойной энергетикой Долины. Но ведь не зря же это место получило своё название, порой здесь случаются непредсказуемые, удивительные вещи. На одном из подъёмов я переключился на вторую переднюю звёздочку, а когда взял подъём, захотел переключиться на третью, но не смог — переключатель заклинило. Пришлось остановиться, осмотреть велосипед; предприняв ряд попыток для исправления ситуации, я был вынужден просто демонтировать вышедший из строя узел и вручную перекинуть цепь на вторую звёздочку до самого конца похода. Так я понял, что духи любят пошутить и продолжил путь, смеясь над собой, а весёлая понечка хихикала надо мной, глядя на мои промазученные от цепи руки.









Дорога всё дальше устремлялась к Ортолыку, ехали бодро и легко, но внезапно асфальт закончился, началась щебёнка, так называемая «стиральная доска», тут пришлось притормозить, я опасался проколов; во что бы то ни стало, нужно было дотянуть до Бегого Бома на старых колёсах, поскольку чиниться в полевых условиях было уже нечем.



Со всеми предосторожностями, мне удалось доехать до Ортолыка и не проколоться, Резидент тоже добрался, но под конец дня у него заболела нога, не техника, так тело подводит… А раз ехать дальше тяжело, нужно искать стоянку. После посещения ортолыкского магазина и посовещавшись, решили встать неподалёку – в чуйской степи. Пока наша команда стояла у подъезда магазина, нами заинтересовались местные «апачи», лихо подлетев к нам на старенькой «шестёрке», они было хотели выпрыгнуть из неё и начать выпрашивать у нас деньги, но завидев у Беркута пистолетик и наши ножи, резко сорвались с места, улетая куда-то вглубь посёлка. Никогда бы и не подумал, что старая жигулёвская классика может так быстро ездить, но это факт!
И снова мы на Чуйском тракте, конные тропы и грунтовки остались позади, мы мысленно прощаемся с ними и тихонько шуршим по асфальту, присматривая себе место для ночлега.


«Автозабор» неподалёку от Ортолыка

Вечереет, солнце зашло, окрашивая багрянцем степь, бросая алые отблески в Чую. Нехотя ставим палатки, сказывается солидный километраж за сегодня, невольно вспоминается крылатая фраза Резидента про «ничегонеделанье» и усталость. Но и здесь, практически в цивиле, рядом с оживлённым человейником, Алтай не даёт расслабляться: налетели тучи, резко стемнело, полил дождь. Позабыв про усталость, ускоряемся, под резкими порывами ветра и стеной дождя заканчиваем установку палаток, втыкаем колышки в каменистый грунт, прячем вещи от настырной воды, которая старалась заполонить всё, едва ли не вытесняла воздух! И только оказавшись в уютной тесноте палатки, раскочегаривая горелки, мы смогли перевести дух, и то, так, подрагивая от резких рывков, опасаясь за крепление тента. Такие здесь непростые нравы у погоды, а быть может, где-то в горах кто-то себя не так повёл, и духи недовольны, как знать!

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.