— Звёзды — это миллиарды маяков, стоящих на другом конце неба… Они хотят поговорить с другими маяками. Но не могут, потому что слишком далеко друг от друга и не слышат, что говорят другие. Они могут лишь… светить своими огнями вдаль. Вот и всё, что они делают. Светят другим маякам и мне.
— Почему тебе?
— Потому что когда-нибудь я подружусь с одним из них.


← Предыдущая | Следующая →


Читать дальше
Основные жанры — ангст, повседневность
Герои — Спирит(ОС)/Синнамон(ОС) (жирные намёки)
Аннотация — Это конец.
Рейтинг — pg-13, ящитаю.
Комментарий автора — Таки спустя огромное количество времени (почти два года не писала чего-то осознанного, хых), решилась вновь взяться за старое. Сия зарисовка не наполнена действиями, экшоном и прочим, как задумывалось, потому что я пыталась вновь сделать упор на страдания и волнения. В общем, да, свои ошибки я уже вижу и попыталась исправить при повторной вычитке. Спасибо.

No NameОна перевела взгляд на зеркало, столкнувшись с собой же. Светло-бежевая растрёпанная пегаска. Или нет? Спирит вздохнула, прикрыв глаза и отведя уши с лохматыми кисточками назад. Может ли такими же похвастаться самый обычный пегас? Нет. Конечно же нет.

Когда её подруга уезжала на учёбу, чуть ли не единственным развлечением пони было рассматривание себя в зеркало. Каждую деталь, которую она видела. Каждую шерстинку, которую она изучила досконально. Каждое своё пятнышко, каждое пёрышко. И каждый раз одно и то же, и каждый раз одновременно – новое.

Она не могла принять себя такой. Никогда. Она стыдилась себя. Своих пятен на морде, своих пёстрых крыльев, своего пристального взгляда, который принадлежал кому угодно, но не пони. «Если ты не можешь принять себя, то тебя не примут другие», — не раз внушала ей мать. И она смирилась бы с этим уже давно, если бы не её подруга.

Синнамон. Синя… Спирит неловко улыбнулась, вспоминая, как её подружка-земнопони дуется на это прозвище таким милейшим образом, каким она может. И она вновь и вновь повторяла, что ей не нравится это прозвище. И вновь и вновь она прощала Спирит за это.

Синнамон переехала сюда, в Империю, из Балтимейра, чтобы продолжить своё обучение здесь. Их и без того небольшой домик был забит кучей книг различного содержания. В основном, конечно же, это были учебники. И Спирит, которая терпеть не могла эту макулатуру, уже давно оставила просьбы об их уборке. Но разве об этом стоит просить ту самую, что сделала её мир ярче и полней?

Она была к ней добра. Она понимала её. Помогала и поддерживала во всём. И приняла. Приняла таким монстром, которым она была. И Спирит всё ещё не понимала, почему. Почему кто-то протянул ей своё аккуратное небольшое копытце помощи, вытягивая из пучин ненависти к себе и депрессии. Не понимала, ведь ничего не изменилось. Спирит была монстром. Спирит им осталась. И будет навсегда.

Она открыла глаза и вновь пробежалась по своему отражению. Ничего не менялось. И не поменяется впредь. Та же взъерошенная шёрстка, та же лохматая двухцветная грива, те же крылья, тот же взгляд… и клыки. Кобылка приподняла верхнюю губу, демонстрируя отражению свой оскал. И отражение ответило тем же. Не такие большие, как у чейнджлинга или бэтпони, но клыки. Острые, не сточенные, готовые быть использованы по назначению. Спирит слегка усмехнулась, возвращая мордочке более понячий вид. Она чудовище. Истинное чудовище.

Она не понимала, кто она и почему она такая. Кто был её отцом? Кто он, тот пони… или существо, что испортило собой жизнь ребёнку едва ли не с рождения? Спирит много думала о том, кто это мог быть… Чейнджлинг? Дракон? Грифон? Но в ней нет ничего общего с этими существами… Значит… значит, она всё ещё просто ошибка, да? Не пони, не чейнджлинг… Просто нежеланная помесь каких-то генов. Монстр.

И лишь подруга не давала ей упасть, сгнить и уничтожить себя изнутри. Синнамон была для Спирит единственной оставшейся опорой. Единственная, кто её всегда прощал, кто терпел её едкие шуточки, кто раз за разом давал ей шанс, зная, что она не исправится. Сейчас это вгоняло пегаску в тоску, но до этого… Она не могла не улыбаться, находясь в присутствии коричнево-бежевой подружки.

Характером Синнамон была особенной. Замкнутая, зацикленная на своих переживаниях, апатичная… Но это не мешало ей подбадривать Спирит, сквозь слёзы выдавливая кислую улыбку, чтобы помочь ей, поддержать. Она была сильной. Она пережила многое. И до сих пор готова улыбаться даже сквозь свои страдания. Чтобы не допустить страданий других.

Это нравилось Спирит. Вернее… она нравилась Спирит. Вся. Целиком. Каждая шерстинка на теле, каждый волосок гривы… Они вводили пегаску в некий блаженный ступор, когда всё, чего хотелось – стоять и наслаждаться тем, что было доступно её взору. И каждый раз, под ехидный смешок Спирит, Синнамон, смущённо розовея, прикрывалась хвостом. Спирит это нравилось. Она не могла упускать возможности лишний раз ткнуть её крылом в пустой бок, туда, где у взрослых пони должна быть кьютимарка.

Она могла сутками смотреть, как смущается Синнамон. Она могла сутками смотреть, как она испытывает любые эмоции. Спирит нравилось, как, словно кошка, Синнамон щурилась от удовольствия, чуть отведя ушки назад. Ей нравилось, как она злилась, как её мордочка морщилась, словно в оскале, от приступа гнева, как сверкали её глаза, как пушистые ушки прижимались к голове…

Они были очень близки. Очень. И каждая знала самые сокровенные тайны другой. Самые грязные, отвратительные и порочные мысли, которые приходили им в голову и которые были далеко не для всех ушей. И Спирит знала, чувствовала, что Синнамон доверяет ей всё, что у неё было. Она знала её насквозь. От кончиков ушей и до кончика хвоста. Но могла ли сама Синнамон похвастаться тем же о Спирит? Нет, наверно нет…

А почему? Спирит заглянула своему отражению в глаза. Красивые, голубые глаза… В которые любила глядеть Синнамон. Ах, эти глаза… Как-то давно, её мать сказала, что Кристальное Сердце может показать твою судьбу. Спирит верила. Спирит думала, что если она узнает, кем ей суждено быть, то ей станет легче, она поймёт себя. Но нет. Не поняла.

Её призванием были животные. Она их любила. Они любили её. Она всегда мечтала, что её судьба будет связана с ними. Что они с Синнамон накопят денег, купят усадьбу, где Сприт будет содержать всех животных, о каких она мечтала, а Синнамон будет ухаживать за своими любимыми золотыми цветами. Теми, что росли у них перед домом. Всё было бы хорошо, мило и радужно, как в сказке. Как и должно быть в Эквестрии. Но нет.

Однажды, им удалось подойти к Сердцу. И обе видели, что их ждёт. И Спирит видела себя. Монстра, что сидел внутри неё. Огромный тёмный монстр, собранный из ненависти, зла и тёмной магии, облачённый в чёрный плащ и чёрный шлем, украшенный завитыми рогами. Монстр, разрушающий всё, на своём пути, уничтожая надежды и мечты каждого живущего в Эквестрии. Это ждало её, рано или поздно. Её ждал конец.

И она лгала Синнамон. Она говорила ей, что видит себя легендарным стражником, защищающим Эквестрию от недругов. И Синнамон была счастлива. Искренне счастлива, как жеребёнок, которому подарили на день рождения то, что он просил. И от этого Спирит становилось только больней. Она не могла лгать той, кто стала её спасителем. И той, кого она полюбила всем своим существом.

Спирит чувствовала себя ужасно. Мерзко. Отвратительно. Каждая минута её жизни сейчас давались ей с большим трудом. Ей не хотелось лгать. Вообще не хотелось. Но она лгала. Зачем? Чтобы она думала, что Спирит ждёт будущее, которого не может быть? Чтобы потом она разочаровалась в ней вновь, но теперь уже растеряв всю свою любовь и веру в пегаску, вцепившись себе копытами в гриву и, прижавшись к полу телом, заливая всё слезами?

Так не должно быть. Так просто не должно быть. Она обязана сказать ей. Не сейчас. Не завтра. Потом… Через день или два… после празднования Дня согревающего очага, который, к счастью или, может, сожалению, совпал с днём рождения Спирит. И он был уже завтра. А сейчас её трясло от ненависти и гнева к себе. Она не могла терпеть себя такой. Лживым, грязным монстром, который, стараясь сделать лучше, делает всё как можно хуже, заставляя всех близких и дорогих пони страдать. Монстр. Чудовище…

Завтра должно стать легче. Немного, но легче. Она должна поспать. Чтобы завтра проснуться свежей и бодрой, полной сил, чтобы пускать пошлые шутки в сторону подруги. Или хотя бы раз в жизни сделать что-нибудь для неё. То, чего она достойна. Но даже такому простому желанию не суждено было сбыться.

Она проснулась от лёгкого тычка в бок тёплым носом. Заворочалась, замычала, измученно протирая морду копытом. Одна часть её сознания была искренне удивлена, увидев перед собой сидевшую на коврике Синнамон. Другая же напротив — привыкла видеть это зрелище перед собой каждое утро… Нет. Сейчас было иначе. Сейчас она не выглядела раздражённой, полусонной и растрёпанной, с седельной сумкой на крупе. Она сидела подле кровати, порозовевшая и смущённая, держа передние копытца за спиной.

— Доброе утро, Спирит, — проговорила она, сконфуженно улыбнувшись и несмело встретившись взглядом с сопящей пегаской. Лениво и сонно оторвав голову от подушки, она приняла сидячее положение и, потянувшись всеми свободными конечностями, крыльями в том числе, зевнула и пробормотала:

— Доброго, Синни…

Странно, она всё ещё улыбалась, а не закатила глаза, недовольно бурч. Она просто сидела, всё ещё держа копытца за спиной. И отчего-то медлила. Очень сильно. Спирит навострила уши и рефлекторно прищурилась, сверля взглядом кобылку, которая от этого, казалось, вся скукожилась, сжалась, стараясь казаться как можно меньше. И вдруг она, зажмурившись, быстро протянула копытца вперёд. Протягивая ей коробку. Спирит удивлённо моргнула и порозовела, неохотно принимая её. Ну конечно. Она и в этот раз забыла приготовить подарок. Как обычно.

— Это… это тебе, — заикаясь пролепетала Синнамон, осторожно приоткрыв один глаз, — Я думаю… Я думаю, что он тебе понравится…

Спирит осторожно принялась разворачивать подарочную упаковку с коробки. Каждый год Синнамон упаковывала подарки так, что не каждый единорог развернул бы, не изодрав бумагу. У Спирит же получалось. Копыта натренированы. И вот…

Она сняла крышку и едва удержалась, чтобы не испустить крик удивления и отчаяния. Она сидела и, с большими круглыми глазами, не дыша, достала подарок на этот день рождения.

— Ну… ну как тебе? Мне кажется, что он будет хорошо на тебе смотреться…

Всё внутри Спирит перевернулось, по спине пробежал холодок, заставивший крылья распахнуться. В своих копытах она держала сияющий чёрный рогатый шлем.

Вроде как команда Рабов распалась по многим факторам, блог был удалён, потому что не пользовался спросом, а многие материалы сохранились. У меня. И, пожалуй, раз период работы над комиксом прошёл, то можно уже и выложить накопленное. Был интересен проект на стадии его разработки или заинтересовался сейчас? Тогда под кат!

Читать дальше
В общем, подумала, да и решила, что подобными «богатствами» нужно делиться. Авось, пригодится кому подобная литература.


Читать дальше