Автор: Realm Jumper
Оригинал: I'm a Zeppelin
Жанры: [Зарисовка] [Повседневность] [Юмор]
Рейтинг: G
Перевод:mageytash
Вычитка: Icenight, Laeda
На гуглодоках: Тыц
Фикбук, Сториз [Почти], Табун

Дрон 319, лучший шпион Королевы Кризалис в Понивилле, оказывается где-то над Сидрфестом, привязанный к воздушному шару. Почему? Неизвестно. Когда его спрашивают о предназначении, он высказывает самую подходящую мысль, пытаясь не раскрыть себя.

“Я дирижабль.”

СпойлерДрон 319 недоуменно моргнул, будучи в затруднительном положении. Он — лучший шпион Королевы Кризалис в Понивилле, и ему не доводилось быть пойманным. Звучит впечатляюще, но только звучит, учитывая, насколько невероятно невежественными и глупыми были пони в Понивилле. В частности, момент, когда он стоял рядом с Бон-Бон, надев на себя личину Лиры. Бон-Бон заболталась с ним, но тут мимо прошла настоящая Лира. Бон-Бон сперва посмотрела на Дрона 319, затем на реальную Лиру, и ушла с настоящей Лирой, бормоча что-то о том, что что она больше не будет пить особенного напитка Берри Панч.

Еще был случай, когда Эпплджек, фермерша, которая была Элементом Гармонии, поймала его спящим на яблоне. Дрон 319 был обнаружен, но падая, превратился в подругу Эпплджек, Рэйнбоу Дэш и свалился, пожаловавшись на грубое пробуждение. Только после того, как он ушел, он понял, что его радужная грива оказалась задом наперед, это было довольно очевидно для любого пони, тем не менее, его все еще не поймали.

Сейчас же Дрону предстояло познать новую грань странности, поколебавшую даже его мнение об идиотизме. Дрон 319 парил на высоте трехсот футов над Сидрфестом, на большом красном шарике, привязанном к его туловищу. В голове Дрона 319 пронеслось множество вопросов, на которые должны были иметься очевидные ответы, вот только их не было.

Как он попал сюда? Зачем к нему привязали красный шарик? Как он позволил пони привязать шарик к себе? Почему он был в форме чейнджлинга? Почему он не мог трансформироваться? Почему он ощущал себя так, словно нализался песка? Любила ли его мамочка? Эти вопросы и еще множество их собратьев продолжали роиться в его голове.

В это время желтая пегаска, в которой он узнал Флаттершай, подлетела к нему. Вот оно. Он обречен. Она точно увидит, что он чейнджлинг, и он не может скрыть этого факта.

— Простите, — сказала она, подлетев на расстояние трех футов, — но, эм, что вы делаете здесь?

Дрон 319 медленно моргнул в ответ. Ничего не приходило в голову, и разум улья, на который все дроны могли опираться по необходимости, так странно молчал, оставляя ему всего один ответ.

— Я дирижабль.

Флаттершай выглядела сбитой с толку.

—… дирижабль?

— Да, — ответил Дрон, — дирижабль.

— Простите за мои слова, — в голосе Флаттершай проявились нотки настойчивости, — но вы не очень похожи на дирижабль.

Дрон 319 склонил голову набок, с интересом наблюдая за тем, сколько времени понадобится этой пони, чтобы осознать правду. Она не выглядела особо уверенной в себе, а он же, напротив, умел направить разговор в нужное русло.

— Ты когда-нибудь видела дирижабль?

— Я видела их в книгах, — ответила желтая пегаска.

— Так мы выглядим, когда уже выросли, — кивнул Дрон 319, — я детеныш дирижабля.

Глаза Флаттершай расширились.

— Детеныш дирижабля? Не знала, что у дирижаблей есть дети.

— А откуда они тогда появляются? — с любопытством спросил Дрон, слабо дернув ушами.

— Ну, — Флаттершай несколько задумалась, — Разве их не делают? Из дерева и больших шаров?

Дрон 319 кивнул.

— У меня есть шарик, — он указал на большой красный шар, привязанный к его туловищу, — И я, очевидно, сделан из дерева.
Флаттершай моргнула пару раз.

— Правда?

Дрон 319 поднял переднюю ногу.

— Я полый. Дерево тоже полое. Потому я и парю.

— Ты — детеныш дирижабля! — глаза Флаттершай расширились.

“Клянусь зубами Королевы, какая она дура!” — подумал он, в то время как кобылка суетилась вокруг него, без умолку болтая о том, как он, должно быть, скучает по Маме Дирижаблю и Папе Дирижаблю.

Дрон 319 только хотел попросить, чтобы его немного толкнули и он мог бы “улететь к маме и папе”, когда к ним присоединился ещё один пегас. С внутренним стоном, Дрон 319 узнал в новоприбывшей Рэйнбоу Дэш. Это будет интересно. Даже БОЛЕЕ интересно, чем на данный момент.

— Эй, Флатти! — крикнула Рэйнбоу вместо приветствия. Она взглянула на Дрона 319 приподняв бровь, — Ты в курсе, что разговариваешь с чейнджлингом?

Прежде чем Дрон 319 успел отреагировать на то, что его раскрыли, заговорила желтая пегаска.

— Он не чейнджлинг, он дирижабль.

Желание сделать фейсхуф было очень сильным.

— Ну-у, я вполне уверена что это чейнджлинг, — ответила Рэйнбоу, чуть откидываясь назад и указывая копытом.

— Он детеныш дирижабля, — ответила Флаттершай, — и он скучает по Маме Дирижаблю.

Рэйнбоу Дэш почесала голову, она выглядела окончательно сбитой с толку. Голубая пегаска уставилась на Дрона 319, который только медленно моргнул, а затем посмотрела на свою подругу.

— Я не знала, что у дирижаблей есть дети.

— Но это так, — Флаттершай говорила как эксперт в этой области, — Иногда бедных детенышей дирижаблей сдувает сильным ветром и они оказываются беззащитными и беспомощными в дикой природе.

Голубая пегаска снова посмотрела на Дрона, тот в самом деле выглядел довольно беспомощно, просто паря в воздухе.

— Флатти, — Рэйнбоу Дэш приложила копыто к подбородку, искоса глядя на Дрона 319. — Я… думаю, ты права.

Если бы не были на кону жизнь и миссия Дрона 319, он бы треснул себя по лицу так сильно, что, наверное, сломал бы свой хитиновый экзоскелет. Ну почему все пони такие глупые?

— Что нам делать? — Флаттершай волновалась. — Мы не можем просто его бросить, птицы могут добраться до него.

Именно тогда у Дрона 319 возникла идея.

— Если что, я знаю где мои родители.

Обе пони посмотрели на него, внимательно слушая. — Где? — спросили они в унисон.

— Далеко над горами Кантерлота. Я мог бы путешествовать, но как видите, я вишу на месте. Если вы сможете придать мне ускорение, я смогу улететь домой как раз к ужину, — его уши чуть поникли, — к тому же, меня могут наказать за то, что я весь день пропадаю и не исполняю свои обязанности.

Конечно, это звучало немного неуклюже, однако, если ему нужна их помощь, чтобы убраться с неба, то лучше присоединиться к их безумию. Рэйнбоу Дэш немедля забралась на него и начала махать крыльями так сильно, как только могла. В течение нескольких секунд Дрон 319 набрал скорость примерно 80 миль в час и пегаска отправила его вперед с такой силой, что он почти преодолел звуковой барьер.

— Пока! Передавай привет маме и папе от меня! — Рэйнбоу махнула копытом. Она всхлипнула и вытерла слезу. — Я буду скучать по этому детенышу дирижабля.

Дрон 319 осторожно спустился на землю, сумев перекусить нить, что держала его крылья. Глубоко вздохнув, он покачал головой. К нему подбежал его друг, Дрон 772.

— Я видел, как ты приближался и решил последовать за тобой, — сказал Дрон 772, — Но скажи, почему ты парил на воздушном шарике?

Дрон 319 медленно моргнул в ответ.

— Я Дирижабль.


Заметка от кривопереводчикаНа этот раз я не решил «геройствовать», и таки хорошие люди, перед публикацией, тщательно вычитать фик.